Психолог Александр Лебедев

Чем занимается психолог - О психологах

О психологах психологам и непсихологам

Эту книгу можно открыть и читать

&nbsp

&nbsp

&nbsp

&nbsp

   Чем занимается психолог
Я уже давно сталкиваюсь с тем, что люди путают психолога с психотерапевтом, психиатром, коучем, колдуном и балаболом, вообще не понимают, чем занимается психолог, зачем он нужен и как работает. Но как-то не приходило в голову объяснить сразу всем, один раз и понятно. Наверное, пора.
Опять же давно я пользуюсь метафорой психики — дом. Дом, который вы когда-то построили, в котором вы живёте, который как-то функционирует, и в какой-то мере удобен. Я снова хочу ею воспользоваться, чтобы всем стало всё понятно.
Маленький ребёнок рождается «бездомным», и постепенно строит вокруг себя свой собственный «дом». Базовые навыки и представления образуют «фундамент», умение избегать вредного, опасного и неприятного — «заборы», «охранные сигнализации» и (частично) «стены», коммуникационные системы — «окна» и «двери». Ещё в «доме» может быть «отопление», «водопровод», «свет», внутренний мир — «библиотека», «кинотеатр», «мастерская», «спортзал»… И, между прочим, «прихожая», «гостиная» и «спальня».
Строить этот дом малыша никто не учит, разве что по мелочи («Плюнь бяку!», «Киса хорошая, кису гладить!»), и в общем случае к взрослому состоянию дом получается… Замысловатый. Плана-то не было, равно как и представлений о том, как построить дом хорошо. Начиналось как бы с шалаша, и постепенно к этому шалашу пристраивались разнообразные архитектурные конструкции и излишества.
Дом может получиться какой угодно. Большой или маленький, прочный или шаткий, комфортный или неудобный, такой же как у всех в деревне или эпатажный, стилистически выдержанный или эклектичный, скромный или вычурный, всем открытый или защищённый фортификациями… Потому что строится он спонтанно. Вот, скажем, залетела как-то в окно оса — и укусила. И это окно закладывается кирпичом. На всякий случай. В два слоя. Или, скажем, были в детстве очень хорошие друзья, но мало. Поэтому входная дверь открывается прямо в спальню. Или было сухо, поэтому крыша крыта соломой, и если вдруг она потом начинает протекать, то сверху набрасывается ещё одна охапка. А библиотека для красоты находится в высокой башенке, поэтому туда лень подниматься.
И так далее.
Со временем огрехи и просто непродуманные особенности постройки могут начать мешать. Был бы это обычный дом — было бы всё понятно, где что поправить, починить, сломать или достроить. Но метафора здесь подходит к границам своей применимости. Весь этот дом — это сама личность, с ограниченными возможностями исследования себя и других. Поэтому понять, что именно неудобно, и как можно было бы сделать удобнее, довольно трудно. Мало того, что привычное кажется естественным, а то и единственно возможным, и чувство неудобства, временами доходящее до раздражения, гнева и бессонницы, воспринимается как беспричинное, так ведь ещё нельзя зайти к кому-то пожить и посмотреть, каким образом у этого кого-то всё устроено, чтобы не вызывать дискомфорта. Спросить, например, можно, но обычный человек тоже строил свой дом так же спонтанно, и на вопрос: «А как у тебя сделана мастерская?» пожмёт плечами и скажет: «Как-как… Да обычно. Мастерская как мастерская». Потому что он может не знать, что мастерская у него удобная, чистая и светлая, ведь сравнить ему тоже не с чем.
Так люди и живут. Крыша течёт, щелястые стены осыпаются, фундамент шатается, проводка греется, вода проведена только на чердак, полы в спальне под наклоном, разбитое окно заткнуто картоном, столовая тесная, в библиотеке бардак, на кухне завелись тараканы, мыши, голуби и тюлени, входная дверь болтается на одной петле, а окна выходят в заросли крапивы. И ничего, живут люди. Жизнь-то короткая, и такой дом худо-бедно простоит.
Нет, бывает, конечно, не простаивает. И увозят беснующегося владельца санитары, упаковав его в рубашку с завязанными на спине рукавами. Но это редкость. Чаще домовладелец просто оказывается… Да что там говорить, просто несчастным. Да и как можно быть счастливым в таком доме? А переехать — никак. Ограничение метафоры. Способность к строительству с возрастом тоже утрачивается, да и трогать стену, на которой столько всего держится, как-то страшно.
У самых сообразительных с возрастом возникает понимание, что что-то не так. Или не с возрастом, а с событиями. А вот я лучше приведу списочек с фазами понимания.

0. Всё как обычно, как всегда было. А что плохо, так это тоже всегда было.
1. Что-то мне как-то не так.
2. Может быть, что-то можно изменить?
3. Где, где мне не так? Что мне мешает? Что сделать лучше?
4. О, наверное мне неудобно вот это!
5. Что же делать?
6. Может, камнем подпереть? Или доску прибить?
7. Опять фигня получается.
8. А как же другие с этим справляются?
9. Вот, советуют скотчем и степлером. А ещё клеем и верёвкой. А ещё освятить и принести жертву злым духам.
10. А может, есть люди, которые ЗНАЮТ и УМЕЮТ?
11. Где мне найти профессионала?

На этапе 12 человек приходит к архитектору. Не строителю (опять проклятое ограничение метафоры). Строить свой дом человек может только сам, пусть и под чьим-то влиянием. Строго говоря, архитектор может в случае чего пнуть дверь, чтобы она лучше закрывалась, но его личное участие, не включающее осознанных усилий клиента, только такими вот мелочами и ограничивается.
Как вы уже поняли, архитектор — метафора психолога. Это специалист, которого несколько лет учили, как устроены дома, что в них есть всегда, а чего не бывает, что желательно в доме иметь, а что было бы ошибкой, как правильно рыть яму под фундамент, какие бывают фундаменты, как класть брус, а как — камень… И так далее, вплоть до дизайна интерьера.
Психологи, как и архитекторы, любят, чтобы к ним приходили с готовым, сформированным запросом, но в обоих случаях такое бывает достаточно редко. И не надо сетовать, человек ведь уже сам прошёл 12 фаз понимания и совершил достижение — ПРИШЁЛ!
Теперь архитектор (психолог) начинает выяснять, как устроен дом клиента. Увы, он не может просто зайти, посмотреть, пощупать, взять пробы. Опять то же ограничение. То есть что-то опытным взглядом видно и сразу; что-то выясняется быстро, но какие-то важные особенности приходится выцарапывать мучительными расспросами.
— Вы говорите, темно в комнате? Окна большие? Как это нет? А были? Как это всегда было? Попробуйте вспомнить. А когда вам было три года, были? Ну, светло было? Ах, было, значит и окно было. А когда вы его заделали? Ну давайте вспомним, давайте. Ох, а зачем же, да ещё кирпичом? Не помните? Ну причина-то была, просто так такое не делается. Может, влез кто-то? Не влезал? Давайте подумаем. Влетел??? Это кто же такой мог влететь? Не помните? Муха? И что за беда? Ах, укусила! Так это не муха была, а пчела какая-нибудь. Ну да, оса. И что? Ах, чтобы больше не влетела? Так ведь она и в другое окно может влететь, что же теперь, все окна закладывать?
Здесь психолог уже переходит к обсуждению целесообразности конструкции. Дальше очень постепенно они с клиентом могут прийти к решению разобрать кладку и поставить вместо неё противокомарную сетку. И это тоже не конец. Не умеет клиент разбирать кладку! Да и боязно ему. Приходится его убеждать, что выковырять один кирпичик — не так уж трудно и не так уж страшно, инструктировать, иногда чуть ли не по каждому движению.
А теперь посмотрите, какая неприятность: с самого начала и почти до самого конца клиент ощущает неудобство. Сначала дурацкие вопросы, кто к нему влетал в бывшее когда-то окно в трёхлетнем возрасте, затем предложение разобрать такую привычную и внушающую чувство защищенности кладку, затем некомфортные усилия… И всё это время психолог должен поддерживать в клиенте энтузиазм и желание продолжать. Потому что клиент обязательств не давал, и в любой момент может уйти и не вернуться, потому что что он, дурак, что ли какой, — за свои деньги ощущать дискомфорт! О сопротивлении — отдельная глава: «Сопротивление: закон Ома для психолога».
То есть, суммируя, психолог должен сделать следующие вещи:

1. Понять, как устроен дом клиента.
2. Понять, какие неправильности есть в этой конструкции. Они могут быть: огрехами проектирования, огрехами исполнения, свежими дефектами, ситуационными неприспособленностями, и так далее.
3. Понять, какие именно неправильности привели клиента к нему. Хорошо бы, конечно, взять, всё сломать, и построить заново и хорошо. Но это долго, трудно, затратно. Поэтому работать придётся с тем, с чем клиент пришёл. Может быть, потом клиент что-то ещё поймёт и чего-то ещё захочет, но это потом.
4. Убедиться, что это именно конкретные, локальные неправильности. Потому что если, например, посреди столовой торчит бревно, то было бы неосторожно не разобравшись это бревно убрать. А вдруг оно подпирает просевший конёк крыши?
5. Объяснить это всё клиенту. Нет; даже не объяснить, а сделать так, чтобы клиент понял. Это разные вещи, и вторая — труднее.
6. Вызвать у клиента понимание, что с этим можно что-то сделать и что с этим нужно что-то сделать.
7. Вместе понять, какой результат ремонта устроит клиента. Это важно. Потому что предполагать можно что угодно, а у клиента — свои мысли в голове.
8. Убедиться, что ремонт ничего не испортит.
9. Вместе разобраться, что именно можно сделать, ничего не повредив, но достигнув нужной цели, и что из этого под силу клиенту.
10. Убедиться, что выбранная идея адекватна не только цели, но и привычкам клиента, его окружению и образу.
11. Простроить план ремонта. Убедиться, что клиент действительно знает, за какой конец держать молоток и действительно понял, куда надо вбить гвоздь нужного размера.
12. Контролировать ход выполнения работ.
13. Проверить, что всё получилось, как надо.
14. Проверить, что ремонт не создал новых неудобств.
15. Поинтересоваться, не готов ли клиент взяться ещё за что-нибудь, может быть даже более важное, чем то, с чем он пришёл.

Собственно, не все психологи озабочиваются полным профилем. Некоторые ограничиваются объяснениями, что не так, чтобы клиент как-нибудь сам разобрался, некоторые манкируют объяснениями, а выдают директивы, некоторые, опираясь на свой опыт, пропускают утомительные проверки на экологичность… Иногда получается хорошо. А иногда чёрт-те что.
И хорошо, если речь идёт о чём-то небольшом, от чего ничто другое не зависит, как, например, заложенное окно. А если беда в фундаменте? Это же надо снимать крышу, разбирать стену, выколупывать фундамент, совмещать новый железобетон со старым не пойми чем… Фу, фу, фу…
Понимаете теперь, почему психологи всегда говорят, что работа психолога с клиентом — это всегда совместная работа психолога и клиента?
Конечно, перестройка чего-то, когда-то неправильно сделанного — только одна из возникающихзадач. Могут быть и другие: ликвидация аварии (лучше всего вместе с предотвращением аналогичных в будущем), перепроектирование коммуникаций и помещений с целью повышения эффективности и комфорта, достраивание новых помещений, наведение внешней и внутренней красоты, устранение лишних, неактуальных, устаревших, мешающих конструкций и при необходимости замена их новыми, целесообразными элементами…
Если вы ко мне обратитесь, как к психологу, то я постараюсь определить, что надо изменить в постройке вашей личности в первую очередь, чтобы ваша жизнь стала лучше, и какие техники дадут максимальное улучшение за минимальный срок и с минимальными затратами.
Крайне редко, но всё же иногда приходит кто-то с запросом: «Я живу в какой-то жуткой халупе. Давайте всё сломаем и построим высокий, сверкающий замок. Мне страшно, но я готов». Однако это уже, скорее, отношения учителя и ученика. Даже так: Учителя и ученика.
В общем где-то так. Разумеется, это не технология, это метафора, причём самых, самых что ни на есть основ. Примерно как пересказать «Войну и мир» в двух словах. Существует масса разнообразных парадигм, моделей, направлений, концепций, подходов, школ, методологий и методов, техник, приёмов, психологов с индивидуальными особенностями работы, и выбор подходящих — задача сама по себе непростая. Увы.
Есть и подводные камни. И даже не подводные. Рынок психологических услуг — такой же рынок, как и любой другой. Есть поставщики качественные, есть так себе, есть мошенники и неадекваты, распиаренные бренды и незаметные уникумы, есть разброс цен, и ориентироваться в этом рынке так же непросто, как и в любом другом. Могу только посоветовать в выборе психолога не тянуть до ситуации, когда уже «срочно позарез необходимо, а то ваще конец». Тогда у вас будут время и силы сделать более-менее осознанный выбор. Некоторые признаки «неправильного» психолога я описал в главе «Почему хочется быть психологом?», а некоторые признаки «правильного» — в главе «Как опознать психолога».

Описание и критика некоторых представлений о психологии и психологах, а также некоторых психологических и псевдопсихологических понятий.

 

Купить в магазине "Неформат"
Книга в твердой обложке за 10$ (порядка 600р)

Купить на Digiseller
Файл PDF за доллар

Комментарии

Нет комментариев.



Условия обработки персональных данных

Last modified: 2019-07-08, 08:28