Психолог Александр Лебедев

Психологический планктон - О психологах

О психологах психологам и непсихологам

Эту книгу можно открыть и читать

&nbsp

&nbsp

&nbsp

&nbsp

   Психологический планктон
Мысль №1. Представителю любой профессии, адепту любого хобби, члену любой социальной группы хотелось бы позиционировать свою принадлежность к ним как элитную и высокоранговую. Хотелось бы и мне, как психологу, считать причастность к психологии достаточным признаком высоких достоинств личности. Но как психологу мне приходится понимать, что так быть не может, и что среди психологов даже чисто теоретически должно быть не меньше троечников, чем среди инженеров, дизайнеров, медиков… А шарлатанов — даже и поболее.
Мысль №2. Когда-то я был ярым антиклерикалом, я раздражался от упоминаний религиозных атрибутов и ритуалов, вступал в споры с верующими, даже пасся на православных форумах и троллил необразованных фанатиков. Да, с тех пор уважения к религии у меня не прибавилось, зато прибавилось понимание структуры религиозного мышления (см. главу «Христианская психология»), и удивительным образом это понимание замечательно успокоило эмоциональную напряжённость. Во всяком случае вступать в дискуссии и насмехаться над первым встречным верующим уже не тянет.
Аналогично проявления невоспитанности, эгоизма, мелочной низости вызывало у меня негодование, утихшее после написания статьи «Быдло», в которой я разложил по полочкам и причины этой низости, и её проявления.
А последнее время я замечаю у себя раздражение от поведения людей, называющих себя психологами, но при этом ничтоже сумнящеся вляпывающихся в психосоматику, расстановки, астропсихологию и прочие суеверия и профанации. До такой степени, что чуть ли не каждая глава книги, котоую вы читаете, написанная прежде этой, непременно содержит плевок-другой в адрес профанов и дилетантов. Оно не то, чтобы очень уж плохо, но не то, чтобы очень уж хорошо.
А поэтому
Мысль №3. Пришла пора понять (и простить, Му-ха-ха-ха!!!) тех, кому я отказываю в праве стоять рядом со мной на пьедестале психологического профессионализма.
Мысль №4. Вообще-то я против публичных, неколлегиальных обсуждений и критики соратников по профессии, но, поскольку а) имён я не называю, б) необходимость никуда не денется и в) не нахожу моё поведение деструктивным, всё же позволю себе такую вольность.

Для начала отброшу ложную скромность (да и истинную тоже) и соглашусь, что я — не кто попало, и четверть века опыта в сочетании с острым умом и природной любознательностью выводят меня из категории средних. Как ни крути, а по всем статьям я — мэтр. Не первый номер, но и не трёхзначный. И, если вспомнить, как мило я лажал двадцать лет назад, то справедливости ради следует умерить мою требовательность к безупречности и энциклопедической образованности моих более молодых коллег. Не все могут быть такими, как я, хотя бы даже просто по молодости.
Но молодость и неопытность — хороший, трогательный и простительный вариант умеренного уровня специалиста, ибо время даст опыт, и чем дольше достойный человек живёт, тем к большим интеллектуальным и духовным подвигам он способен. А там, глядишь, и старость, сенильная деменция, и урна с прахом, в котором никакого профессионализма уже не осталось. Впрочем, это о другом.
Понятно, что в любой профессии, и в психологии тоже, наличие диплома, пусть даже в совокупности с необходимостью (а хоть бы и с желанием) зарабатывать посредством полученной специальности, отнюдь не гарантирует, что специальность выбрана правильно, что опыт компенсирует врождённое тугоумие, а здравый смысл даст навык отделения истины от глюков. Если не рассматривать откровенно провальные случаи, когда личность оказывается не в состоянии заниматься практической психологией и, слава Афине, ей и не занимается, то основную массу работников любой профессии составят серые середнячки, от совсем серых, через «интересных», до «подающих надежды» и даже «популярных», с ещё пятьюдесятью оттенками серости.
Все мы знакомы с дизайнерами, фотографами и журналистами, работающими ради куска хлеба, и, вполне естественно, примерно такая же ситуация и в психологии. Абсолютное большинство психологов зарабатывает гроши, и в абсолютном большинстве случаев эта оплата адекватна их квалификации.
Для них я придумал хорошее название, вынесенное в заголовок: «психологический планктон», на манер отличного выражения «офисный планктон».
И, что не удивительно, некоторые проявления планктонности и у психологов и у менеджеров вполне себе совпадают и позволяют достаточно уверенно диагностировать неисправимо низкий уровень профессионализма что у одних, что у других.
Сразу проведу границу: психологический диплом у рассматриваемой категории всё же есть. Иначе даже номинально называть человека психологом некорректно. Зачастую у него есть и сертификаты каких-нибудь курсов. Частенько человек даже не просто работает за зарплату в каком-то центре, а даже и арендует себе кабинет для консультаций, пусть даже и на немного часов в неделю, а то и проводит какие-нибудь групповые занятия.
Это как раз не плохо, это хорошо. Сложности возникают с тем, что диплом и практика — это совсем разные вещи, а наличие диплома — не достаточный, а лишь необходимый фактор, чтобы психологом с правом называться. И диплом в комплекте с отсутствием или недостатком не только опыта, но и фактической образованности или здравого смысла порождает формы уродливые и отвратительные.

В первую очередь, это обывательское магическое мышление в сочетании с психологической базой.
Годы учёбы не принесли внятного понимания психических процессов, и, как они были тайной, так тайной и остались, почему и методы к ним хочется применять тайные, эзотерические, пусть даже и с вырванными из контекста ссылками на мистика Юнга.
Отсюда неимоверное количество гадалок и экстрасенсов с психологическими дипломами и с попытками протащить свои занятия в психологию. Попытки происходят по двум причинам: во-первых, понимание своего реального уровня и реального занятия хочется замаскировать хотя бы вывеской, а уровень эзотерических талантов также остаётся весьма средним, отчего прибиться к заслуженным гадалкам, астрологам и экстрасенсам тоже не получается.
Уровень понимания эзотерики, мистики, техник, методов и приёмов тех дисциплин, которые такие люди выбрали, самый ничтожный, попсовый. У меня даже есть несколько статей раздела «Мистическая модель», в которых я даю попытки просветить незадачливых магов и колдуний относительно основ того, чем они пытаются заниматься.

Во вторую очередь, это пафос.
Все известные мне психологи из первой российской десятки, с которыми мне довелось быть знакомыми — люди простые и открытые (по крайней мере внешне) и некичливые. Как только я вижу человека, выпячивающего своё занятие с целью пристройки сверху («Я психолог, а ты никто!», «Почитайте мою любимую книжку, чтобы не быть таким идиотом!», «Вы просто неграмотны в области биоэнергоинформационноквантовой теории души!»), я сразу понимаю, что уровень у него — так себе.
Псипланктон полагает, что спесь проканает за высокоранговость, плюс всячески старается соответствовать попсовому образу психолога. Увы. Выглядит смешно и жалко.

В третью очередь, это жаргон.
Да, в психологии, как и в морском деле, есть много терминов, которыми удобно обозначать разные часто встречающиеся явления и объекты. Например, «фор-бом-брам-стеньга». Обычно психолог в курсе терминологии и общей для науки, и специфичной для его направления. Но и её он старается применять в основном среди коллег. Псипланктон же радостно подхватывает звучные слова, пришедшие к нам из английского, причём зачастую из вполне конкретной школы, и вставляет их там и сям по всем поводам, чтобы эффектно продемонстрировать своё присутствие в мейнстриме, для чего бывает необходимо тут же на месте искромётно поставить скоропалительный диагноз.
«Травма», «психосоматика», «созависимость», «контейнирование», «токсичные отношения», и так далее.
Это имеет непосредственное отношение к

фиксации на какой-то частной технике или частной теории — в четвёртую очередь.
Все честно образованные психологи представляют себе, что такое психосоматика, и представляют себе небольшую распространённость этого явления. Существует также профанно-попсовая теория психосоматики, сводящаяся к табличке, от какого настроения в каком боку колет. Печально, но слабообразованные и обывательски мистичные психологи тоже подхватывают эту конъюнктурную игру, и, увы, от лекций, тренингов и консультаций на эту модную тему уже рябит в глазах. То же относится к расстановкам и к метафорическим картам — частные техники, условно применимые, мода на которые ничем не объяснима. Есть и более древние и менее популярные теории и техники, которые профаны пытаются притянуть к психологии. Ближе к концу книги кое-что на эту тему будет.
В профанном виде модные теории и техники просты и осваиваемы «с лету», отчего возникает желание немедленно ими и заработать. Особенно если обывательская часть психолога радостно ведётся на привлекательные для обывателя атрибуты, например на красоту и загадочность картинок из дизайнерских колод МАК.
Это грустно. Это, между прочим, одна из важных причин, по которым народ с таким недоверием относится к психологии.

В пятую очередь, это неуёмный и непрофессиональный маркетинг.
Кушать хочется даже начинающему психологу. А для этого надо продаваться. А для этого — рекламироваться. У меня есть тихая и спокойная группа в фейсбуке «Вменяемые психологи». Там теоретически не должно быть непсихологов, а если они и есть, то не высовываются. Поэтому искать там клиентов довольно бесполезно, о чем я недвусмысленно несколько раз сообщил в описании. Тем не менее, систематически добавляются коллеги, после одобрения мгновенно постящие свою рекламу: «Спешите! Новый тренинг меня!» и мгновенно же выпиливаемые мной из группы. Вы понимаете? Они даже описание группы не читают. Чукча не читатель.
Одно время я был подписан на фейсбучную же группу по психологии, примерно две трети трафика которой были рекламными. По следам этого мутного потока дилетантского пиара я написал юмореску «Как писать рекламу для психолога» (вошла в эту книгу в виде главы). То есть, я думал, что это юмореска. Мне потом объяснили, что это аналитический обзор. И довольно часто в статистике своего сайта я вижу людей, пришедших на эту статью по поисковому запросу с соответствующими ключевыми словами. Это означает, что тема для псипланктона актуальная.

В шестую очередь, — неуклюжее присутствие в сети.
Профессионалы знают, что для того, чтобы тебя не забывали, надо о себе напоминать. Но они также знают, что напоминать надо таким образом, чтобы держать реноме. Вот я, например, напишу статью, и в соцсетях выложу. А псипланктон лепит мутные себяшки («Зачем делают селфи») и сенсации класса: «Вы только посмотрите! Снег пошёл! Я погуляла!» в ожидании «Мфчмак, мфчмак! Красавица!».

В седьмую очередь, — долгосрочность терапии.
Видите ли, плохих психологов много, а клиентов мало, и, чтобы не умереть с голоду, их надо держать подолгу. Отсюда популярность долгосрочных контрактов и сакрализация норм в десятках часов терапии (для справки: десять часов — это два с половиной месяца при еженедельных часовых встречах). Нет, я понимаю, что есть школы и направления, принципиально завязанные на медленные и задумчивые процессы, но, мне кажется, мало настоящих профессионалов, которые владели бы исключительно долготянущимися методами только одной школы.

В восьмую очередь, — активность на вебдванольчиках.
Это такие сайты, обещающие психологам рекламу и клиентов. В реальности они эксплуатируют наивность психолога, который в результате каждый пункт своего рейтинга оплачивает постми и активностью в форумных разборках, за каждого платного клиента поднимает рейтинг сайту своим контентом и благотворительными консультациями, и с каждого клиента, буде тот всё же согласится платить, отстёгивает отступные владельцу ресурса.
Попробуйте, загляните, например, на b17, зарегистрируйтесь и сообщите, что у вас психологическая проблема. Вы увидите, как немедленно, наперегонки, торопливо стуча каблуками и жадно стуча зубами, на вас накинется псипланктон: «Я! Я вас проконсультирую совсем бесплатно!», «И я! И я могу! Я хороший и умный!», «Ой, я опоздала… Хнык… Ну я тут с краешку советики попишу, вдруг на меня обратят внимание…»
Разумеется, такая ситуация отражается и на поведении приходящих клиентов. Не редкость запросы типа «Так. Мне надо психолога для моей нервозности. С МГУшным образованием и сертификатами. С личной терапией и супервизором. Буду проверять. Славянской внешности, непременно мужчина, желательно блондин. Должны быть семья и дети. Работать будем в концепции гештальта, в технике арт-терапии. По вторникам вечером. В районе Таганки. Платить буду мало и редко. Рассматриваю только заявки по почте с резюме и копией диплома. Выстраивайтесь в очередь». И выстраиваются.
Сами понимаете, пытаться позиционировать себя иначе как псипланктон на таком ресурсе затруднительно.

В девятую очередь — уютная, возвышенная, романтически-таинственная атмосфера.
Это в большей степени характерно для милых дам. Мещанский такой уют начала прошлого века с кружевными салфеточками, слониками, хрустальной посудой в горке… Метафорическими картами, семейненькими расстановочками, модными переводами последних психологических веяний, вульгаризованными индуистскими терминами, разнообразными гороскопами, картами таро и расхожими попсово-мещанскими же советами на все случаи под мудрую улыбку.
Как сочно написал психолог Борис Новодержкин:
«Не обижайтесь, милые дамы, но периодически у меня возникает ощущение, что большинство т.н. «психотерапевтов» — это девочки, которые учились у других девочек, которые учились у третьих девочек, которые учились у какого-то дяди. Причём все эти девочки крайне упёрты в своей правоте, у них полностью отсутствует чувство самоиронии и очень много свободного времени. При этом у их мужей достаточно денег, чтобы годами оплачивать их бесконечное обучение в различных психотерапевтических пирамидах. Где помимо вбивания в их головы узких внутринаправленческих догм на них навешиваются различные комплексы, от которых они потом сами друг друга и лечат».

В десятую очередь — ориентация на модные, а не на эффективные методы.
Расстановки, песочная терапия, терапия травмы, психосоматика, аффирмации и другая попса, пришедшая к нам в переводе с английского, и надо попытаться быстренько срубить бонусов на волне хайпа.

Вообще говоря, принадлежность к псипланктону не говорит о том, что человек не в состоянии пользовать клиентов в простых случаях, как и для того, чтобы заменить кран-буксу, не обязательно искать профессора по сантехническим коммуникациям. В самых простых ситуациях человек вообще обойдётся без психолога, но в случаях не настолько примитивных даже слабый психолог вполне себе полезен. Попытки же найти самого лучшего психолога сродни попытке лечить любую болячку непременно у самолучшего врача. Поэтому вопрос выбора психолога так же сложен, как вопрос выбора сантехника. Впрочем, на эту тему я уже писал: «Как опознать психолога». Тем не менее, чем больше у психолога признаков псипланктона, тем, по всей видимости, меньше причин обращаться именно к нему.
А для тех коллег, кто прочёл эту статью и узнал себя, скажу одно: попытки отмежеваться от псипланктона внешними средствами довольно бесполезны, как и любые понты офисного планктона в попытках выглядеть успешнее и ярче других планктонин. Единственное, что надёжно выведет вас из этой категории — это профессионализм. А к нему ведёт постоянное самосовершенствование, самообразование, освоение и проверка нового, здоровый скептицизм и готовность ещё и ещё раз повторить то, чему учились в вузе. В особенности, если пропускали лекции.
Засим желаю удачи и коллегам, и их клиентам.

Описание и критика некоторых представлений о психологии и психологах, а также некоторых психологических и псевдопсихологических понятий.

 

Купить в магазине "Неформат"
Книга в твердой обложке за 10$ (порядка 600р)

Купить на Digiseller
Файл PDF за доллар

Комментарии

Нет комментариев.



Условия обработки персональных данных

Last modified: 2019-07-08, 08:28