Психолог Александр Лебедев

Как опознать психолога - О психологах

О психологах психологам и непсихологам

Эту книгу можно открыть и читать

 

 

 

 

Как опознать психолога В предыдущей главе я описал, как психологи видят себя изнутри, из своей среды. В статье «Кто тут самый главный?», в конце её, я показал, что снаружи, извне референтной группы, довольно трудно определить не только уровень человека в группе, но и даже быть уверенным в принадлежности человека к ней. Буду цитировать. Отсюда у читателя возникает естественная и довольно сложная задача: а как же тогда выбрать психолога? Стоит зайти на некоторые психологические ресурсы и задать вопрос, намекнув, что вы — потенциальный клиент, как мгновенно, дробно стуча копытами, суетясь, расталкивая друг друга и наперегонки надувая щеки, к вам мчатся маститые и опытные, и наперебой сыпятся предложения услуг. И как тут решить? Интересно, что маркеры высокого статуса тоже изменчивы. Я не говорю о том, что в разных группах уверенное поведение выглядит категорически по-разному. Но в пределах одной субкультуры они модифицируются со временем. Это легко увидеть, вспомнив или посмотрев фильмы разных лет с криминальным фоном. Крупные авторитеты в разные годы ведут себя очень по-разному (разумеется, это же — разные люди), и мелкие авторитеты, подражая им, формируют традиции авторитарного поведения в субкультуре. Поэтому советы о том, как правильно себя подавать, кроме самых общих, не работают. Автор — не из вашей среды. Эту же тенденцию можно проследить, хотя и труднее, и в повадках чиновников на протяжении истории России последних двух веков. Решить, как я сказал, сложно. А пустить неспециалисту пыль в глаза легко. Это знает всякий, кому случалось купить на рынке ерунду. Или не на рынке, а в торговом центре. Или продать. А здесь у нас тот же рынок, и, если ориентироваться на привлекательность предложения, то выберете вы не лучшего специалиста, а лучшего умельца себя подавать. Лучшего продажника. А вам всё же к психологу. И хорошо бы как как минимум попасть хотя бы к психологу, а не к тожепсихологу. А как выглядит хороший психолог, вы не знаете, потому что вы не принадлежите к его профессиональной среде! Знаменитый спортсмен и известный академик могут с уважением отнесись к заслугам друг друга, но в области, где ни один из них не является специалистом, в политике, например, ни один из них не будет авторитетом для другого. Есть косвенные способы определения статуса человека из чужой группы, но они, как правило, неточны. По крайней мере, не существует для обычного человека способа точно определить, хороший ли перед ним сантехник, врач, парикмахер, портной, юрист, психолог, музыкант… В то время как внутри тусовки качество специалиста диагностируется достаточно быстро и точно. С одной поправкой: более классный специалист легко ранжирует менее классного, но менее классный может лишь обнаружить, что его собеседник — лучше. И всё. Но некоторые возможности всё же есть. Не то, чтобы стопроцентно надёжные и абсолютно релевантные, но всё же. Ориентироваться полезно на те свойства, что вырабатываются с психологической практикой, и которые я частично отметил в предыдущей главе, и на те свойства, которые необходимы для того, чтобы быть психологом. Я постарался здесь избежать позиции «Хороший — это как я», встречающуюся в статьях коллег. Да, описанные признаки в большой степени относятся и ко мне, но, знаете ли, за четверть века практики возможность стать хорошим специалистом превращается почти в неизбежность. Хотя, конечно, бывают исключения. 1. Образование. Увы, наличие диплома ещё не о чем не говорит. Говорит отсутствие, человек без диплома — не психолог. А вот человек с дипломом — тоже не обязательно психолог. Но может им быть. Образование можно косвенно диагностировать по тому, как человек пишет, если вы, как это часто случается в новое время, контактируете в сети. Понимаете, мы с вами общаемся по-русски. Это основной, а для многих — единственный язык коммуникации. Для того, чтобы его изучить, не требуется чрезмерного напряжения, достаточно просто учиться. Есть немало людей, владеющих и несколькими языками. Однако не у всех хватает способности к обучению даже для того, чтобы освоить основной и единственный, великий и могучий. Вопрос: может ли человек, не способный выучить родной язык, выучить ещё хоть что-нибудь? Ну, я не имею в виду навыка копания или паяния, но ведь обучение на психолога подразумевает работу с огромным количеством текстов, и уж обычный-то мозг в состоянии запомнить, как пишется часто встречающееся слово или где какой ставится знак препинания. И не надо с облегчением вспоминать оправдательное слово «дисграфия»: это примерно 0,1% популяции. Не со 100% корреляцией, но достаточно надёжно можно утверждать, что если человек пишет грамотно, то какое-то образование у него есть. Если же он делает грамматические (синтаксические, лексические) ошибки, то вряд ли он знает свою специальность лучше, чем свой родной язык. 2. Речь. Речь — не просто инструмент психолога, это его ОСНОВНОЙ инструмент. Поэтому у психолога речь обычно гладкая, более-менее поставленная. Он не обязательно говорит как актёр или диктор, но тяготеет к тому. У него ясная дикция, богатые интонации, чёткий ритм речи, завершённые фразы. К профессиональным деформациям можно отнести привычно убедительную мелодику речи. Он с вами о погоде, а вы слышите, что он вам что-то втолковывает. Опять же, если человек говорит хорошо, то он может быть и актёром, и диктором, и психологом, и певцом, но если он говорит плохо, то ничем из перечисленного он быть не может. И психологом в том числе. 3. Словарный запас. Умение подобрать нужные слова — основной навык психолога. А для того, чтобы подобрать, нужно иметь выбор. Поэтому в речи психолога, устной ли, письменной ли, встречаются (иногда даже часто) слова и обороты, которые не входят в активный словарь обычного человека. Причём, что важно, они не вонзаются в коммуникацию как понты: «Смотрите все, какое я умное слово знаю!», а проскальзывают: «Глянь, у кошки интенции к колбасе амбивалентные, может не стоит больше такую покупать?». Это касается не только специальных слов, но и обычных, просто не очень частых: архаизмов, фразеологизмов и тому подобное. Богатый должен быть у психолога словарь. При этом избыток терминологии может указывать на неопытность психолога, потому что для специалиста профессиональное арго — обыденность, и термин не будет использоваться чаще, чем это уместно. 4. Понятность. Это, собственно, то, зачем психологу нужна речь. Если он говорит непонятно, то не спасут его ни словарь, ни интонации, ни грамотность. Если психолог говорит, то обычно отменно ясно, что он имеет в виду или какие чувства хочет выразить. Умеет формулировать. Это вам не политик какой-нибудь балаболистый и не косноязычная медийная персона. 5. Осмысленность. А это то, зачем нужна понятность. Психологов учат анализировать речь (текст) и понимать, вычленять из речи мысли и чувства (об этом позже). Поэтому сами они привыкли в собственной речи выдавать содержание, а не поток сознания. Вы очень редко встретите психолога, который будет вас грузить тем, что называется smalltalk — болтовня ни о чем. Говорение для него — это акт коммуникации, в идеале ведущий к какой-то осознанной цели. Нет, когда он не может рассказать анекдот без того, чтобы ощутить в этом какой-то прагматический или, паче чаяния, глубинный смысл, это уже тяжёлый случай, но профдеформация в этом направлении, как правило, идёт. 6. Способность понимать. И этому тоже и учат, и учатся на практике. Люди к психологу приходят разные, иногда стеснительные, иногда плохо понимающие сами себя, иногда просто не умеющие выражать мысль, а психологу важно понимать не только то, что человек сказал, но и то, что хочет сказать, но не может. Или даже то, что он не хочет сказать. От этого зависит качество работы. Поэтому способность к интерпретации сигналов у психолога обострена. — Тебе плов положить? — Мнэ-э-э… — Понял, немного и без чеснока. Это касается не только слов, но и интонаций, мимики, движений. Поэтому, кстати, психологи стараются работать лично, а если не лично, то с видео, а если без видео, то хотя бы пару раз на клиента посмотреть, а если текстом, то очень подробно и неохотно. Хотя есть спецы работы по мейлу, да. 7. Сдержанность. Здесь очень часто бывают недопонимания. Психолог вполне может быть человеком эмоциональным, даже весьма (почему ж нет), особенно с близкими людьми. Но, во-первых, он много всякого повидал и ещё больше всякого наслушался. Поэтому вызвать его эмоциональную реакцию труднее, чем обычно. Если вы неожиданно сообщите психологу, что вы только что убили старушку-процентщицу, то он, конечно, поднимет брови и задаст какой-нибудь вопрос, но не станет всплёскивать руками, пучить глаза и в ажитации метаться по комнате. Во-вторых, его сдерживает критическая рефлексия: «А что это я такое чувствую и зачем оно мне надо?». Вы можете не поверить, но психолог — он в большой степени и для себя психолог. В-третьих, сюда намешивается уже упомянутая осмысленность. И только в четвертую очередь он может пытаться соответствовать обывательскому представлению о психологе, как о безупречно вежливом и корректном собеседнике. А может и не пытаться, потому что иногда, если не нахамить, то на шею сядут, а ещё иногда даже прямо с разбега. Если вас с психологом связывают личные отношения, а не рабочие, то он вполне может быть живым и чувствительным человеком со своим характером, предпочтениями и антипатиями. А вот если вы клиент, то тут другой разговор, относящийся к методам, техникам и стилю. 7а. Неспешные профессиональные дискуссии. Вот кстати. Не совсем по теме, но очень кстати. В психологических сообществах частенько случаются склоки, которые со стороны выглядят пугающе и удручающе. Это очень хороший материал для анализа. Понимаете, это только очень теоретически и для обывателя психолог — неизменно вежливый и корректный, и об него можно вытирать ноги, а он будет улыбаться. Это надо при работе с клиентом, да и то далеко не всегда. А коллега — не клиент. Более того, коллега обладает свойством не эмоционировать по ерунде, поэтому ему-то можно и прямо сказать, и он не обидится и не впадёт в истерику. И прямо — гораздо удобнее, потому что понятнее. А прямые выражения бывают… Эх… всякими. Это с одной стороны. А с другой стороны, есть вещи, которых психолог делать не станет. Во-первых, когда он так… прямо выражается, он не бесится и не истерит. Он кратко и понятно формулирует. Поэтому буквально одновременно в соседней дискуссии он может куртуазно шутить и раздавать поклоны. Ситуация-то другая, так и поведение другое. Если же человек впал в эмоции из-за буковок на экране и выдаёт одну и ту же реакцию разным собеседникам и в разных ветках, то это, скорее, всего, плохой психолог. Если он обижается и бежит жаловаться модератору на то, что к нему плохо отнеслись, то тоже подозрительно (а вот на нарушение правил, например — нормально). Психолог обычно стоит на позиции умения управлять ситуацией самостоятельно, и просить внешней помощи ему приходит в голову ну очень не в первую очередь. Если человек уходит от темы в постановку диагноза собеседнику — можете ставить на этой кандидатуре крест. Мешать эмоциональное с профессиональным недопустимо. Есть, конечно, полемические исключения, но они не так часты. Вообще обидчивый психолог — это парадигмальный нонсенс. Поэтому в таких склоках смотрите внимательно не на жёсткость формулировок, а на то, насколько простроено и целесообразно общение, насколько ловко человек его организует. Много интересного можете обнаружить. Ещё психолог должен отлично различать (и контекстуально разделять) дискуссию, то есть обсуждение с целью выяснения истины, и полемику, то есть обсуждение с целью доказательства своей правоты. Но это отдельная тема. 8. Недирективность. Психолог лучше, чем кто-либо, знает, что есть много способов заставить другого что-то сделать. Или не сделать. И требовать — один из самых неэффективных способов. Поэтому психолог более склонен к убеждениям, подведениям к нужному решению, даже манипуляциям, но не к приказам и требованиям. Поэтому наличие (или, упаси Тот, обилие) директив, требований, указаний, ссылок на поведенческое долженствование собеседника, ультиматумов — свидетельство низкой квалификации. Если мягкое требование не работает, то и жёсткое, возможно, не сработает тоже. Имеет смысл подойти с другой стороны. А если не пройдёт, то и с третьей. Да, психолог может быть очень убедителен, но, как правило, не настойчив. 9. Профессиональная осторожность. Однажды у одного человека заболел живот. Он спросил соседа, студента-медика, что ему делать. Студент посмотрел, как положено: осмотр, опрос, пальпация, перкуссия, аускультация — и чрез две минуты выдал: аппендицит! Ну, всё на то похоже, но через дом жил добрый знакомый, тоже врач, но уже профессор и доктор наук. Его позвали, потому что студент студентом, но мало ли… Профессор пришёл, полчаса осматривал и ощупывал, потом объявил: аппендицит. Человек, собираясь в больницу, спросил профессора: — Ну вот как же так, вы меня полчаса осматривали, а сосед-студент тот же диагноз поставил за две минуты! В чем же качество опыта и положения? Или он гений диагностики? На что профессор ответил: — Студент знает двадцать диагнозов, из них и выбирает, а я знаю тысячу, и выбирать приходится из тысячи. Поэтому мне сложнее. Так что если психолог уверенно и безапелляционно по короткому описанию определяет, в чем дело, то он ближе к студенту. Даже если профессионалу кажется, что он всё понял, он чувствует себя обязанным проверить все альтернативные варианты, для чего задаёт дурацкие вопросы и предлагает дурацкие идеи. В сети это видно особенно хорошо. Поэтому следите за формулировками, которые вам выдаёт психолог. Посетитель: Ах, господа психологи, я вся такая нервная, такая нервная! С чего бы это? Психолог №1: У вас тревожное расстройство. Обратитесь ко мне в личку, я очень хороший психолог. Психолог №2: У вас социофобия. Обратитесь ко мне, я ещё более хороший психолог! Психолог №3: У вас невроз. Ко мне, ко мне! Психолог №4: ЧМТ не было? Надпочечники, гормоны щитовидки и сахар крови проверяли? Понимаете разницу? 10. Академичность. Если психолог хорошо учился, если он работает, а не развлекается, то он старается использовать МЕТОДЫ. Метод — это хорошо обоснованный и хорошо описанный результативный алгоритм. А когда не обоснованный или описанный художественно — то не метод. Работающий с ненаучными концепциями — не метод. Нет статистически доказанной результативности — не метод. Подход — совокупность методов, объединённых одной моделью. Модель — описательная конструкция, позволяющая объяснять и прогнозировать явления. А если психолог учился плохо, и заинтересован не в благополучии клиента, а в чём-то ином, то он может пользоваться всякой фигней. Здесь уже сложно, не будучи самому психологом, отделить зерна от плевел (плевелы — это сорняки), но как минимум полезно понимать, что ребёфинг, трасёрфинг, расстановки, астропсихология, христианская психология, регрессии, холотропное дыхание, соционика — не психология. Не только они, конечно, есть масса псевдопсихологических течений, но это самые популярные профанации психологии. Если психолог сообщает, что он работает этими «методами» или в этих «подходах», то о профессионализме можете забыть. Чуть подробнее об этом — в главе «Почему хочется быть психологом?». Психолог алгоритмичен. Все ваши глубоко личные ситуации, о которых вам страшно говорить, давно описаны и названы красивыми латинизмами и эллинизмами, и психолог держит в голове (или хотя бы в учебнике, в который он знает, куда заглянуть) проверенные средства разрешения этих ситуаций. Он не занимается творческими озарениями в работе с вами, он работает по известным ему схемам, которые, правда, умеет модифицировать и комбинировать. Если же он не знает, то он и не берётся. Ну, если он более честный, чем бедный. 11. Внутренний комфорт. У психолога могут быть собственные проблемы, он же живой человек, и вокруг него и с ним может происходить разное. Но он, будучи профессионалом, либо проработал эти вопросы, либо работает над ними. Скажем так, отношение к его неприятностям у него выработано. Вы не увидите психолога дёрганым, нервно вздрагивающим от каких-то слов, растерянным, смущённым… Ему нормально. Не обязательно он должен быть счастлив, не обязательно у него абсолютно всё в порядке с семьёй, здоровьем, финансами, и так далее, он даже не обязан быть этим всем доволен, но у него непременно присутствует осознанно выработанное отношение ко всем обстоятельствам его жизни. Не то, чтобы он с вами всеми этими обстоятельствами и отношением к ним делился, но такая ситуация обязательно ведёт к некоей ауре внутренней стабильности, устойчивости. Я понимаю, что написал не исчерпывающий труд, а так, наметил кроки, но надеюсь, и это может оказаться кому-то полезным.

Описание и критика некоторых представлений о психологии и психологах, а также некоторых психологических и псевдопсихологических понятий.

 

Купить в магазине "Неформат"
Книга в твердой обложке за 10$ (порядка 600р)

Купить на Digiseller
Файл PDF за доллар

Купить на Digiseller
Файл FB2 за доллар

Комментарии

Нет комментариев.



Условия обработки персональных данных

Last modified: 2019-10-18, 20:39