Психолог Александр Лебедев

Психолог о самореализации


Самореализация. Модное слово, заставляющее пучить глаза, поджимать губы и глубокомысленно кивать. Или наоборот, торжественно задирать подбородок и расправлять плечи. В поисковиках иллюстрируется соответствующими физиономиями, а также лесенками и задранными в восторге ручками.

Определение говорит, что это реализация человеческого потенциала, то есть воплощение его способностей, умений, достижение им максимально возможного уровня развития и результативности деятельности.

Пишут, что это наивысшая потребность, актуализируемая только после того, как удовлетворяются все остальные. Врут. Принцип иерархии по Маслоу не столь прямолинейно однозначен, а если вспомнить теорию доминант Ухтомского, то и работает совсем не так, как в кухонной психологии.

Но, тем не менее, потребность есть, и, стало быть, она годится для принесения пользы индивидууму или популяции. Давайте подумаем, зачем такое может пригодиться.

Вот, допустим, есть у нас особь. И есть у нее потенциал. Например, это потенциальный изобретатель колеса. А потребности реализовывать этот потенциал у него нет. И он колесо не изобретает. И его стая вынуждена не катить, а таскать. Зря тратить ценные ресурсы в виде сил, времени, эффективности и так далее. И сам он тоже вынужден таскать. Ну, в хорошем случае. В плохом он будет гоним и проклинаем. С тоской и ужасом вспоминаю судьбу Игнаца Земмельвейса, придумавшего, что хирургу перед операцией следует мыть руки, чтобы сократить послеоперационную смертность. Над ним смеялись, обманом заперли его в сумасшедший дом, где он и умер... Правда, через четверть века асептика уже стала методом, человечество обогатилось новым важным и полезным знанием, но самому-то Земмельвейсу от этого легче не стало.

Или Ван Гог, скажем. Все мы (ну, у кого хватает чувства прекрасного) наслаждаемся его творчеством. А сам он при жизни не был ни понимаем, ни покупаем.

То есть, самореализация вовсе не означает счастья и успеха. Человек сделал максимум, на что был способен, принес пользу. Не себе. Популяции.

С другой стороны, достаточно судеб, когда некто и гений, и богат. К примеру, голливудские кинозвезды с гонорарами, эквивалентными бюджету какой-нибудь российской области. А с третьей стороны, богат — не обязательно счастлив. Не скажу про Голливуд, а читаю биографии знаменитых актеров прошлого — и что ни персона, то непременно с истерзанной душой. Да и ученые...

В общем, успех может случиться, а может и не случиться, но непременный атрибут самореализованности — принесение пользы обществу, не обязательно немедленно оцененной. Признание может прийти и спустя годы, и спустя десятилетия, а в некоторых случаях и спустя века, а то и вовсе не. И польза эта не обязательно прямая. С Земмельвейсом все понятно, а какая польза от Ван Гога?

Поэтому смело согласимся с Маслоу, что потребность высшая, то есть не направленная напрямую ни на поддержание жизни особи, ни на поддержание жизнедеятельности стаи, но способствующая второму в перспективе. То есть в одном пакете с любознательностью, творчеством и эстетизмом.

А вот с тезисом, что потребность эта актуализируется в последнюю очередь, не согласимся, а наоборот, вспомним, что, согласно поверью, художник должен быть нищ и голоден. И вспомним, что бедность и гонения отнюдь не мешали многим гениям быть гениями и ожесточенно добиваться творческих достижений.

Эволюционно все понятно: есть возможность изобрести колесо — изобретай. Можешь завоевать Европу — собирай армию и пошел. Можешь открыть Америку — вперед. То есть принеси стае максимально возможную пользу. Причем сам, по своей собственной инициативе, по потребности, заложенной в структуру личности. Примерно как в случае с соревновательностью. Люди этим занимаются не потому, что так полезнее для выделения лидера, а по внутреннему побуждению.

Стая должна управляться самым сильным самцом (у некоторых видов – самкой), логично же? А как определить, кто самый сильный? Да запросто: внедрить во всех соревновательный инстинкт. Кто в соревновании побеждает – тот и ведёт стаю. Но даже если ещё не ведёт, то, по крайней мере, имеет право на кусок лучший, чем положен более слабым. PROFIT! Поэтому самцы, тьфу, то есть мужчины, очень любят соревноваться. Поэтому полезный для здоровья спорт частенько имеет форму выяснения, кто больше поднимет, кто дальше прыгнет, какая команда запихает больше мячиков или шайб в чужие ворота. И люди, не имеющие никакого личного отношения к спорту, живо им интересуются при помощи телевизора, а то и не брезгуют оторвать задницу от дивана и принести своё пиво аж на стадион, несмотря на то, что любому из них понятно, что один человек прыгает дальше другого и что одна команда может выиграть у другой. Потому что очень важно, кто же, кто – самый сильный, кто поведёт стаю, кому надо подчиняться, кого боготворить? Кому уступить лучший кусок, а у кого отобрать? Благодаря этому спортивные кумиры имеют от своих поклонников тот экстаз, которым, согласно букве инстинкта, должны пользоваться вожаки.

Опять-таки вспомнилось: на одном моем месте работы кто-то из сотрудников притащил крошечный пластмассовый игрушечный детский пистолетик, еле стреляющий присосками метров на пять. Причём присоска из него летела по какой-то замысловатой траектории. Через полчаса лаборатория в полном составе торчала в коридоре и состязалась, кто собьёт спичечный коробок. Надо, конечно, учитывать архетипическую страсть мужчин во что-нибудь чем-нибудь выстрелить и непременно попасть, но всё равно показательно.

Мужчины любят соревноваться во всём. У кого больше, дальше, толще, тоньше, шире, длиннее, быстрее, дороже, сильнее, и так далее. По любому поводу. Мужчину очень легко взять на слабо. И тоже легко зацепить на желании похвастаться. Так и должно быть. У женщин, несомненно, подобное тоже наблюдается, но всё же не в такой мере.

Иоганн Сваммердам «Книга о тебе»

Как же потребность в самореализации ощущается на внутреннем плане?

Если начинать с простого, то база примитивна: та же самая соревновательность. Выше, дальше, быстрее. Выдать стопицот тонн угля. Заработать еще миллиард. Получить стотыщ лайков. Или Нобелевку. Или просто медаль за первое место. Попасть в топ выдачи поисковика. Продемонстрировать свой лик на всю страну, а еще лучше — на весь мир. Заслужить от общества (или хотя бы от какой-то его части) уважение и почет. Получилось — все, самореализован.

Но было бы очень глупо, если бы все подряд одинаково стремились бы к чемпионскому титулу по керлингу. Или по спортивной ходьбе. Поэтому к соревновательной потребности приклеивается оценка, в какой именно области выгоднее всего соревноваться. Разумеется в той, в которой у тебя талант. Поэтому в процессе самореализации участвует "поиск себя", то есть какого-нибудь эксклюзивного таланта, желательно класса "если не ты, то никто". Поиск уникальности. Особой ценности для общества. Разумеется, не всем удается быть уникальными и эксклюзивно талантливыми. Приходится выдавать угля. Я сейчас без пренебрежения к рабочекрестьянам. Тетенька, возюкающая шваброй по полу коридора, ценнее и милее моему сердцу, чем какая-нибудь подлая харя, уникально талантливо отсасывающая себе в карман общественное добро.

Свое предназначение удобнее всего искать в творчестве, в искусстве. Отсюда такое неимоверное количество непонятых творцов, графоманов, плохих музыкантов, да мало ли... И порицать их бесполезно. Они ищут жемчуг, как и все. Ищут в негодном для этого месте, но другого у них нет. И будут мучиться неопределенностью, нереализованностью, пока не помрут. Опять же, с эволюционной точки зрения все в порядке: писал уже, что для эволюции минимальным операндом является популяция. В объемах популяции механизм работает? Ну и хорошо. А то, что какая-то там особь несчастна — никого не касается, на выживаемость популяции не влияет.

Однако, если бы дела обстояли так плохо, то общество состояло бы сплошь из невротиков. Поэтому существует защитный механизм: когда человек ОЩУЩАЕТ, что достиг своего предела, что сделал лучшее, что мог, занимается тем, чем и должен заниматься, он становится доволен собой и испытывает гордость. Он реализовал свой, именно свой, пусть даже небольшой, потенциал, и трепыхаться дальше нужды нет.

Крэйг провел серию опытов с самцами горлицы, в которой он отбирал у них самок на ступенчато возрастающие промежутки времени и экспериментально устанавливал, какой объект способен вызвать токование самца. Через несколько дней после исчезновения самки своего вида самец горлицы был готов ухаживать за белой домашней голубкой, которую он перед тем полностью игнорировал. Еще через несколько дней он пошел дальше и стал исполнять свои поклоны и воркованье перед чучелом голубя, еще позже — перед смотанной в узел тряпкой; и наконец — через несколько недель одиночества — стал адресовать свое токование в пустой угол клетки, где пересечение ребер ящика создавало хоть какую-то оптическую точку, способную задержать его взгляд. В переводе на язык физиологии эти наблюдения означают, что при длительном невыполнении какого-либо инстинктивного действия — в описанном случае, токования — порог раздражения снижается. Это явление настолько распространено и закономерно, что народная мудрость уже давно с ним освоилась и облекла в простую форму поговорки: «При нужде черт муху слопает»; Гете выразил ту же закономерность словами Мефистофеля: «С отравой в жилах, ты Елену в любой увидишь непременно».

Так оно и есть! А если ты голубь — то в конце концов увидишь ее и в старой пыльной тряпке, и даже в пустом углу собственной тюрьмы.

К.Лоренц «Агрессия»

Поэтому чем меньше у человека достижений, тем меньшим он склонен гордиться. Хорошо, когда можно гордиться всемирной славой, дипломами и медалями, грамотами и премиями, показывающими общественное признание, растиражированными по всем миру результатами своего труда, письмами поклонников и почтением правителей. Но, если этого нет, сойдет и городская слава, а нет и ее — что ж, слава в рамках сообщества любителей экстремальных шахмат — тоже неплохо. Нет миллионных тиражей — довольно и списка публикаций, или концертов, или выставок. Иной раз и вежливые аплодисменты равнодушного зала — и то радуют. Не удалось и этого? Не беда, есть еще «домашняя голубка» — уважение друзей за то, как хорошо ты водишь машину, или как классно готовишь шашлык, или хотя бы как рассказываешь анекдоты. Нет «голубки» — остается «старая тряпка»: ты в профиль похож на Наполеона; ты на последние деньги купил последний айфон; ты, в конце концов, можешь выпить аномальное количество водки; ты вырос до огромных размеров, или побывал на Кубе. Все сгодится. В самом отчаянном случае можно гордиться даже принадлежностью к любому народу или конфессиональной подчиненностью (эта позиция тоже активно поддерживается извне).

Иоганн Сваммердам «Психология темной стороны силы»

Он принес максимально возможную для него пользу стае, что от него и требовалось. В стандартно идеальном случае — он хороший мельник, например, и законно этим гордится. Потребность удовлетворена.

Возникает обидный вопрос: мы что, так и обречены мучительно стараться быть общественно полезными, даже если этому обществу на нас плевать?

Во-первых, не всегда. Как я уже писал, разные потребности в разных людях выражены в разной степени. Одному для счастья надо усердно предаваться животным радостям (будучи гедонистом, не могу осуждать), другому — общественно активничать по любой из двух с лишним десятков социальных интенций, третьему — удовлетворять собственное любопытство по любому, опять-таки поводу, а вот четвертому... Четвертому не повезло. Будет искать себя и добиваться.

Во-вторых, опять вспоминаем Ухтомского и понимаем, что не во всякий момент жизни нужда в самореализации бывает актуальна. Обычно есть дела и поважнее.

В-третьих, как и любая другая потребность, потребность в самореализации имеет триггер удовлетворенности, некое впечатление, сообщающее нам, что цель достигнута. Типа насыщения при еде или оргазма в сексе. Но, в отличие от оргазма, в более сложных потребностях этот триггер может быть индивидуальным и не таким явным. Поэтому, как и для любой другой актуальной потребности, имеет смысл аналитически вычленить этот триггер и научиться добывать его наиболее простыми способами. Это путь к счастью, о котором я писал в "Книге о тебе".

И, конечно же, очень важно и полезно понимать себя, понимать, что же такое у нас внутри происходит, что заставляет нас делать то, а не это, и зачем нам оно. Собственно, ради чего и пишу.

 

Комментарии

Нет комментариев.



Условия обработки персональных данных


© Александр Лебедев

Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи