Психолог Александр Лебедев

Уважение как фундамент общества


Уважение — эмоциональная форма признания равенства или превосходства кого-либо по какой-то важной шкале. Признание достоинств, умений, положения, статуса, прав.

Это понятие настолько важное, настолько в основе человеческих отношений, что практически не разбирается, как оно появилось, на чем основано, и какие из того следствия. От этого страдают системный взгляд и понимание, в каких случаях какая форма уважения может иметь место. А отсюда — недоразумения, недопонимания, конфузы...

Я считаю, что все, даже самые тонкие и замысловатые чувства и эмоции имеют в своей основе инстинкты. Пока что в статьях мне удавалось это позицию поддерживать, уверен, что удастся и на этот раз.

Я уже разобрал близкие вопросы в статьях "Сладкое бремя самооценки" и "Не хуже других", вопрос лидерства — в статье "Кто тут самый главный", и вопрос я стремления к поклонению лидеру — в статье "Христианская психология для психолога". Отдельные вопросы затронуты в главах "Темной стороны Силы": "Спесь", "Наглость и застенчивость", "Хвастливость", "Что люди подумают". Собственно, обилие материалов на близкие темы уже само по себе говорит о важности предмета. Я здесь буду цитировать эти тексты, чтобы не отсылать к ним (я заметил, что по ссылкам на другие статьи переходит примерно один из десяти читателей, даже если там что-то очень интересное).

Раз уважение направлено от одного человека к другому, то, стало быть, оно имеет в своей основе социальный инстинкт. Раз речь идет о равенстве и превосходстве, то используется иерархическая структура стаи, общества, и инстинкты, заботящиеся о ее поддержании.

Подтвердить это утверждение можно двумя простыми примерами: коты, не будучи стайными животными, имеют очень слабое представление об уважении, как и о многих других чувствах, относящихся к общественному взаимодействию. Совести, например. Они могут симпатизировать, они могут бояться или, по крайней мере, относиться с опаской, но вопросы почтения им недоступны. Второй пример относится к людям: дети могут начать проявлять (и испытывать) уважение не раньше, чем начнут разбираться в иерархии: кто сильнее, кто главнее, и только после этого смогут во-первых, интерпретировать чье-то поведение как уважительное, и во-вторых, демонстрировать его самостоятельно, понимая, что бабушкой можно помыкать, а к дедушке надо относиться с почтением. Или наоборот.

Уважение как тема закрывает спектр чувств, составленных из отношения к тем, кто ниже: презрения, надменности, спеси, высокомерия, пренебрежения, и к тем, кто выше: почтение, преклонение, эмоциональная подчиненность, и образует комплекс отношений к тем, кто находится примерно на равных или несколько выше.

Поскольку по большей части именно в этой среде человеку приходится вращаться в обычной для него жизни, то и важность этого отношения очень высока. Высока настолько, что считается фундаментальной во многих этических системах. Да, собственно, так оно и есть: именно оно, как будет ясно ниже, в большой степени определяет нормативность социального поведения, структурирующего общество.

Уважение к кому-либо строится на трех факторах:

  1. Составление собственного мнения о статусе и качествах личности, и соотношение их с собственным.
  2. Пример проявления уважения или неуважения к личности со стороны других людей, в виде сообщений или поведения.
  3. Косвенные признаки, такие как поведение, манеры, атрибуты, включая одежду и так далее.

По этим факторам определяется статус и формируется подходящая степень уважения. Спутать статус и проявить слишком много или слишком мало уважения — конфуз, зачастую имеющий комическую окраску, что отражено во множестве произведений, так как сам проявляющий неадекватное по уважительности отношение, роняет свой статус, что заставляет еще более внимательно следить за тем, кто кому как должен кланяться.

Чуткость к восприятию статуса развита у человека в высочайшей степени.

Принципиально оценивается иерархическая позиция. Отсеиваются несовершеннолетние, люди с признаками невменяемости и явные отщепенцы. Дальше в ход идет оценка физической силы. Вы будете смеяться, но размеры лидера имеют серьезное значение. Было даже исследование, показавшее, что у крупных мужчин есть заметные карьерные преимущества в руководящей работе. Дальше мы смотрим, насколько человек сам уверен в том, что он делает и к чему призывает. Если он держится уверенно, вплоть до наглости и хамства, если у него громкий голос и самодовольное или агрессивное выражение лица, то это – плюс к нашей оценке верности его цели. Если же наоборот, он переминается с ноги на ногу, смотрит в пол, говорит тихим голосом, запинаясь, то это – явно в минус. Дальше еще мы смотрим, сколько людей стоит у него за спиной и согласно кивает. Чем больше – тем лучше. Вид этих людей тоже имеет значение. То, какие у него и его соратников социальные маркеры – также важно. Престижная машина, мигалки, охрана,  дорогая одежда – все это (и не только) показывает нам, что человек достаточно хорошо соображает, чтобы все это иметь. И мы также смотрим, как на все это реагируют люди вокруг нас. Все это в сумме дает критерии для оценки иерархической позиции выступающего. Чем выше эта позиция – тем сильнее расположение, желание подчиняться и согласие с предлагаемой программой.

"Кто тут самый главный"

"Кто кому должен кланяться" — не просто фигура речи. В старину, а в некоторых странах и до сих пор, ритуальный поклон, например приветственный, имеет несколько форм, однозначно демонстрирующих отношения статусов. На картинке к статье — инструкция по ритуальным поклонам в Японии. Вторая фигура показывает, как надо кланяться при приветствии или представлении (кайсяку). Третья изображает уважительный поклон (кэйрэй), а четвертая — почтительный поклон (сайкэйрэй). Между прочим, отчетливо видно, что картинку рисовал этик, а не прагматик: градусы обозначены не просто, а Цельсия, температуры ("Четыре наших мира"). Да и в нашей культуре порядок и форма приветствия, очередность представления людей друг другу регламентированы иерархическими принципами, и отступление от них — либо проявление неуважения, либо признак невоспитанности. И то и другое вызывает инстинктивную реакцию, требующую поставить невежу на место. Место, как вы понимаете, имеется в виду на иерархической лестнице, и более низкое, чем то, на которое сам невежа претендует. Это защитная реакция, связанная с тем, что неуважение со стороны более высокопоставленной особи более травматично для статуса и самооценки, чем проявление невежливости или дурости со стороны кого-то, кто ниже.

Поэтому человек, внимательный к восприятию положения, обычно выглядит вежливым и воспитанным, так как в эти понятия входит требование хорошо разбираться, кому и сколько раз говорить "ку".

Между прочим, признание равенства подразумевает не только плюсы, но и определенные риски. Конкуренция, иерархическое соревнование, внутривидовая агрессия в стае происходят только между примерно равными особями. Высокоранговым уступают, от низкоранговых отмахиваются (последний вариант сам по себе является оскорбительным). Это и разумно — в драках меньше пострадают. В дуэлях требовалось убедиться, что противники примерно равны по своему положению, в противном случае сатисфакции не полагалось.

Разумеется, признаки статуса в нашем пестром обществе варьируют очень сильно, и поэтому его надежное опознание происходит только в пределах референтной группы. В остальных случаях удается более-менее четко разобрать только очень большую разницу.

Хорошо павианам - прикинул длину зубов, и все понятно. А как быть человеку? Чем мериться? Ростом? Зубами? Толщиной бицепса? Шириной лба? Списком научных работ? Зарплатой? Автомобилем?
Да... Бедные человеки...

Спасает то, что общество не монолитно. Оно разделено на массу мелких стай, социальных групп, в которых ценятся совершенно разные вещи. Можно сказать, что универсальных ценностей нет. Не верите - можете попробовать подъехать на самой крутой тачке к воротам дзенского монастыря и посмотреть, какое впечатление вы произведете на монахов.

Поэтому возникают парадоксальные ситуации, когда две особи... простите, два человека оценивают друг друга гораздо ниже, чем сами себя, и при этом оба оказываются правы.

Иллюстрация. Номер первый смотрит на хлюпика, неспособного даже подтянуться десяток раз, не то, чтобы пробежать с полной выкладкой пятерочку... И пьет воду, а не водку, будто и не мужик вовсе. Номер второй смотрит на бритоголовое убожество со лбом высотой в два пальца, неспособное связать два слова, не то, чтобы вспомнить пару шекспировских сонетов, пахнущее вчерашним ужином и позавчерашней тренировкой и сморкающееся на полтора метра в сторону...

Это крайний случай. Обычно различия не столь бросаются в глаза, но общее одно: человек старается оценивать себя по самому сильному своему ресурсу.

"Не хуже других"

Поведение высокоранговой особи само по себе может выглядеть привлекательным, несмотря на вариабельность. На то есть как объективные причины и общие черты, так и эндемичные для референтной группы признаки. По большей части общие черты — это уверенность в себе, энергия (может быть и неявная), агрессия.

...в иностранных фильмах (в отечественных – не то) аристократы смотрятся вполне себе выгодно. Все такие гордые, властные, знающие себе цену, и вместо наорать и вцепиться в волосы – элегантно так перчатку в харю шмяк! Аж сердце замирает от восторга. Но то в фильмах. Или в книгах. Особенно, когда так себя ведет протагонист.

— Хамье! — стеклянным голосом произнес Румата. — Вы же неграмотны, зачем вам подорожная?..

"Темная сторона силы — Спесь"

Эндемичные же признаки, вызывающие почтение и зависть в одной группе, могут выглядеть смешными и карикатурными в другой, так же как неуклюжее внешнее подражание.

Скажем, вот идет человек с медалью на груди. На него смотрят с уважением. Я тоже хочу уважение. Тоже хочу медаль. А еще лучше – не одну. И вот уже навстречу обладателю единственной медали идет целый казак, весь увешанный медалями. То есть просто совсем весь.

Если судить по их количеству – ветеран и герой.

Или, скажем, есть богатый промышленник – финансист и организатор. Он может себе позволить купить ну ОЧЕНЬ дорогой телефон. И все смотрят на него с уважением. Я тоже хочу уважения. Я из последних сил возьму себе кредит и куплю такой же. И меня тоже будут уважать. Ага, ага.

Все эти цацки-бирюльки, как сказано выше – лишь вторичные маркеры статуса, имеющие достаточно мало ценности вне достижений, обеспечивших возможность обладания ими. Цацками могут быть не обязательно материальные предметы, но и какие-то права, выдаваемые особо отличившимся. Поэтому некоторые люди любят коллекционировать всякие должности, чины и звания, корочки, карточки и сертификаты, включая скидочные.

"Темная сторона силы — Хвастливость"

Выражение уважения или неуважения само по себе влияет на статус, как непосредственно, суммируясь с отношением других людей и, в конечном счете строя репутацию объекта, так опосредованно, через самооценку, которая, в свою очередь, зависит от внешних оценок.

Каждое выражение одобрения или осуждения несколько смещает самооценку человека. Чем чаще выражается эта оценка, и чем значимее люди, ее выражающие, тем сильнее и стабильнее эффект.

Разумеется, этот механизм не будет работать, если оценку никто выражать не станет, поэтому в комплекте к зависимости от других идет непременное желание свое мнение о ком-нибудь высказать. Сами знаете, каких трудов иногда стоит удержаться от выражения оценки чьему-то поступку.

Есть люди более зависимые от негативной оценки, а есть те, кто более чувствителен к похвале. Аналогично, есть люди, легко выражающие осуждение, и люди, всегда готовые похвалить.

"Что люди подумают"

Поэтому уважение, вкупе с остальными иерархическими эмоциями и чувствами, но все же в основной мере, само и формирует среду, важность чего невозможно переоценить.

Знаками проявления уважения, признаками его наличия, могут являться разные поведенческие элементы, примерно из следующих групп:

  1. Ритуальные признаки. Формулировки, форма обращения, внешние атрибуты, прочие действия, имеющие чисто ритуальную роль.
  2. Невербальные компоненты речи и поведения. Мимика, пластика, интонации, размещение в пространстве.
  3. Предоставление преимущественных прав на какие-то необязательные ресурсы: лучший кусок, лучшее место, право выбора чего-либо.
  4. Позволение менее уважительного обращения к себе.
  5. Подстройка к поведению и позволение следовать собственным правилам поведения.

С учетом вышесказанного требовать уважения совершенно бессмысленно. Такое требование является необоснованной декларацией своего статуса, и ни в коей мере не может быть основанием для формирования этого чувства. Уважение можно только заслужить, и в подавляющем большинстве случаев (если исключить коммуникацию при резком, действительно резком несовпадении социальных статусов) оно может быть только взаимным. Как правило, требование уважения сводится к требованию лишь более  нормативного поведения.

Отсюда легко понять, что значит "потерять уважение" или "перестать уважать" кого-либо. Это означает совершение поступка или серии поступков, несовместимых с рангом примерно равного по иерархии. Важно понимать, что такое изменение отношения может быть защитным, протестным, компенсаторным, в результате обиды (см. статью "Темная сторона силы — Обида").

Отдельным вопросом стоит любимый журналистами и попсовыми психологами вопрос о соотношении любви и уважения. Конечно, очень трогательно и гордо было бы сказать, что любовь требует непременного уважения, но увы, это не так. Видимая корреляция этих чувств в партнерских отношениях связана лишь с тем, что партнеры обычно выбираются в пределах своего социального слоя, подразумевающего сходные формы нормативного поведения. Партнер может выдать партнеру большую, чем обычно, долю уважения, а может и не выдать. Более того, затруднительно себе представить уважительное отношение к младенцу, который в иерархии вообще никакого места не занимает, или к любимой кошке, которую уважать невозможно, потому что дура и сволочь. А вот любить — запросто.

Общими у любви и уважения являются параметры заботы, подстройки, и сходные по проявлениям ласка и вежливость, выражающиеся в обоих случаях в первую очередь в предупредительности. Вполне возможно признавать у партнера какие-то высокие достоинства, как то: ум, красоту, талант, профессиональную репутацию, но, как сами понимаете, они могут являться причинами интереса, симпатии, даже преклонения, но путать эти чувства с любовью не следует. Напротив, любимый человек часто бывает любим необъяснимо, при отсутствии каких-то заметных достоинств, явных преимуществ перед другими. Особенно ясно мы это видим в отношении к своим детям. Объективность при этом тоже часто страдает. Это не есть плохо, это наоборот, хорошо, но об этом имеет смысл знать. Чуть подробнее на эту тему — в статье "Бояре, а мы к вам пришли".


Остается еще один интересный вопрос: самоуважение. Он напрямую связан с самооценкой и означает признание за собой определенного места в иерархии. В принципе знание "своего места" — полезная для общества вещь, а вот для индивидуума она может быть неудобной:

Во-первых, низкая оценка по каким-то параметрам (может быть даже вполне объективная) зачастую приводит к эмоциональному осуждению себя, и, как результат, к внутренней дисгармонии.

Во-вторых, жесткая подсознательная самооценка обычно имеет стабильный уровень, что неразумно, так как в разных группах человек может иметь разный статус, что требует от него гибкого поведения.

Я бы рекомендовал внутренне отделить самооценку как осведомленность о своих возможностях и ограничениях, позволяющую эффективно планировать и прогнозировать, а также намечать вектор самосовершенствования, от эмоционального отношения к себе, которое обязано быть непоколебимо благоприятным. Об этом я писал в статьях "Краткая инструкция, как принять и полюбить себя" и "Сладкое бремя самооценки".

Мне как-то пришли в голову две парадоксальные формулировки:
"Я не нуждаюсь в уважении такого человека, как я"
и
"Я недостоин уважения такого человека, как я".
Они, мне кажется, своей апагогией достаточно иллюстрируют порочный механизм самоуважения.

Тем не менее, независимо от того, как вы сами к себе относитесь, вы — это вы, и себе вы можете выдать иные права, чем окружающим, оставляя за собой право добиваться их уважения, такого выгодного и полезного, неважно, насколько вы лично считаете его заслуженным.

Игры уважений могут быть очень занятны, одну из них я описал в главе книги "Темная сторона силы" "Спесь", но это уже тонкости, выходящие за рамки статьи, и отдельный, длинный и интересный разговор.

 

Комментарии

Нет комментариев.



Условия обработки персональных данных

© Александр Лебедев

Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи