Психолог Иоганн Сваммердам

Еще о страхе публичных выступлений


В моем возрасте и при моей профессии психолога естественно, что эмоциональные неожиданности случаются редко. Поэтому, когда такое происходит то, независимо от окраски нового впечатления, оно является ценностью и предметом для исследования себя. И вот, у меня случилось. Спешу поделиться выводами из анализа.
Не могу, конечно, гарантировать абсолютную корректность и безупречность рассуждений, но, мне кажется, я не ошибся, а если и ошибся где-то, то ненамного.

Я всегда легко выступал перед людьми, начиная со школьного возраста. Выступал перед классом, выступал со сцены, читал лекции, вел тренинги, озвучивал какую-то информацию перед залом, по радио, на телевидении, на вебинарах... И никогда у меня не было волнения, чувства страха, на какое иногда жалуются. Поэтому природа такого отношения к выступлениям всегда была для меня не особенно понятна, даже когда мне случалось проводить (и успешно) терапию подобных фобий.

И вот, впервые в жизни это чувство настигло и меня.

Я играл на гитаре для дебилов.

Это не шутка. Знакомая, приехавшая в гости, попросила рассказать о гитаре и что-нибудь сыграть посредством видеочата воспитанникам интерната для умственно отсталых детей. Я рассудил, что мне несложно, набросал в уме последовательность презентации, сел перед экраном... И тут началось.

Я волновался и был в панике. У меня не было времени проанализировать происходящее в самом процессе, я был занят тем, чтобы все же сделать то, что собирался, не сбиться с мысли, не сбиться с ритма, не подавать ненужных эмоций на аудиторию... Я был занят. Очень занят, аж вспотел. Но когда мероприятие кончилось, я отдышался, и занялся неторопливым анализом: что же это такое со мной произошло? Чем это выступление отличалось от всех остальных?

Задача моя была проста: чтобы им было хоть как-то интересно. Не требовалось, чтобы они поняли все, что я говорю. Просто несколько ослабить неминуемый в их положении и в нынешней ситуации (статья пишется зимой 20/21 года, ковид) недостаток впечатлений. Я показал им пять разных гитар (акустику, другую акустику, настроенную в open G, электруху, бас и укулеле), прокомментировал устройство, поиграл немного на каждой, и это все, что от меня требовалось, что я собрался сделать и что сделал.

Всякий раз, как я даю абсолютно любой посыл абсолютно любой аудитории, я ловлю ответную реакцию, и понимаю, достиг ли мой посыл цели, а если нет, то что надо исправить. Это естественно и нормально для любого человека, я сам на каких-то занятиях показывал демонстрацию: предлагал человеку что-то рассказать, и при этом просил слушателей либо увлеченно реагировать, либо демонстративно отвлекаться: смотреть в сторону, разговаривать между собой и все такое. И даже когда выступающий знал, что это происходит в порядке учебного процесса, в первом варианте выступать оказывалось не в пример легче и комфортнее.

Театральные актеры середины прошлого века, приглашенные сниматься в кино, жаловались, что очень трудно играть перед мертвым, стеклянным зрачком камеры, когда нет реакции зала. На то же жалуются преподаватели, вынужденные перейти на дистанционную форму обучения, когда студенты по разным причинам свои камеры отключают. Я пару раз попытался записать какие-то рассказы на видео, и заметил, что свойственных мне увлеченности и искрометности не случилось.

Достаточно очень слабых проявлений внимания публики, чтобы они были заметны. Помню эпизод не то из книги, не то из фильма, когда актер за кулисами определяет, что представление не захватывает зрителей. "Зал шумный", — объясняет он. Когда зритель увлекается действием, он замирает. Не шепчет, не кашляет, не шуршит одеждой... Даже так можно судить о реакции. В индивидуальном общении достаточно мелкого движения глаз или тела, чтобы эмоциональный интеллект оказался в состоянии как-то их интерпретировать.

Выстроим промежуточное резюме: выступлению помогает наличие и внимание аудитории.

Однако произошедшее со мной было по ощущениям куда неприятнее, чем невнимательная или недружелюбная публика.

Мне всегда была свойственна эмпатичность, то есть я довольно легко опознаю эмоции и настроение, а то и характер и какие-то черты личности окружающих. Получая профессиональное образование психолога, я научился это восприятие анализировать и систематизировать. Я в состоянии довольно тонко и точно интерпретировать поведение людей, и даже по четвергам веду психологические разборы фильмов, где мы анализируем поведение персонажей.

Как оказалось, я не только анализирую и учитываю то, что получаю от эмоционального интеллекта, но и использую полученное в построении общения. Взаимодействую. И наличие понятной мне реакции позволяет мне строить общение, начиная с формирования и развития контакта, и заканчивая заданным его результатом.

Но, как тоже оказалось, умение мое ограничивается довольно узким спектром нормальных реакций. В случае же людей с отклонениями, с которыми я почти впервые имел настолько плотное взаимодействие, мне их реакции малопонятны. Как я сформулировал почти сразу по завершении мероприятия: "Мне было бы легче работать перед одной камерой".

Чем же мне помешало изображение моей (довольно небольшой, кстати) аудитории?

Аудитория была, внимание ко мне было, реакция на мои слова и действия, хоть и слабая, тоже имела место, но: я не мог ее прочесть! Имели место какие-то обрывки, фрагменты привычных мне проявлений, причем разные у разных людей, разные настолько, что невозможно было из отдельных кусков построить какую-то обобщенную картину.

Аналогия: вообразите, что вы что-то печатаете, но вместо тех слов, что вы ожидаете, появляются какие-то другие, и совершенно непонятные. Аналогия так себе, придумаю лучше — вставлю.

Понимаете, какая штука? Моя эмпатическая часть получает какие-то сигналы, но проинтепретировать их не может! Старается, и не может! Имеющаяся реакция публики велит мне строить поведение в соответствии, а соответствия-то и не находится! Мой мозг напрягается, пытаясь построить привычное взаимодействие, но оказывается в ситуации, к которой не готов. Не умеет. Непривычен. Что рождает напряженность, нервозность и неуверенность.

Появилась идея эксперимента: попросить кого-нибудь выступить через видеочат, чтобы он видел публику, но зрителям дать запись какого-нибудь совершенно другого выступления. И расспросить, что чувствовал выступающий.

Теперь попробую обобщить жалобы на страх перед выступлением со своим опытом.

Я полагаю, что такое может случиться, когда нет опыта восприятия и интерпретации реакций публики. Наверняка не только поэтому, но в том числе. Если человек вообще слабо способен к восприятию эмоциональных проявлений, если он не умеет подавать материал и корректировать подачу, если он, в конце концов, близорук... То есть, в тех случаях, когда он не может убедиться в наличии контакта с аудиторией, и не просто контакта, а пригодного к интерпретации, контакта понимаемого.

Косвенно это предположение подтверждается известным советом выступающим: выбрать какого-нибудь одного доброжелательного зрителя, и обращаться к нему.

Абстрактной и универсальной рекомендацией будет развитие эмоционального интеллекта, эмпатии, внимательности к эмоциональным проявлениям окружающих.

Это позволяет иметь ощущение контроля ситуации, возможности управления ею. Когда я веду занятия, я держу в зоне внимания всех присутствующих, в каждый момент понимая примерно, в каком эмоциональном состоянии он находится. И да, чисто технически это дает возможность контроля. Если, к примеру, я вижу, что кто-то отвлекается, я могу обратиться непосредственно к нему. Или, скажем, если я вижу, что люди утомляются, разбавить речь анекдотом. Если наблюдаю у кого-то сомнения, могу задать вопрос, чтобы дать (и получить) возможность прояснить какие-то моменты. Да мало ли...

И сейчас вспоминаю, что понятие "контакт с аудиторией" играет важную роль в подготовке актеров и преподавателей. Другое дело, что расшифровывается это понятие обычно невнятно. Ну вот и получилось разобрать какие-то его аспекты...

О других вариантах социофобии.

© Иоганн Сваммердам (Александр Лебедев)

Другие статьи на близкие темы

Комментарии

Нет комментариев.



Условия обработки персональных данных


Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи