Психолог Александр Лебедев

О будущем дистанционного обучения


Внезапно свалившееся на голову дистанционное обучение в школах вызвало огромное число проблем. Неготовность учителей, особенно гуманитариев и педагогов старшего возраста, недостаток технических средств, плохая связь, неорганизованность учеников, отсутствие удобного учебного места в семьях многих учеников, в особенности в больших семьях, необходимость мгновенно перестроить всю концепцию учебного процесса, сложности в организации административной работы...

За этими проблемами как-то скрылась существенная деталь, которая, на мой взгляд, при ближайшем рассмотрении оказывается вообще самым важным обстоятельством во всей этой неразберихе.

Всю историю, начиная со школ в Древней Греции, Индии и Китае, учитель и ученик были взаимно связаны необходимостью личного посещения, которое в течение более четырех тысяч лет оставалось основой образовательного процесса.

Отдельные эксперименты в дистанционном обучении ставились отдельными школами для отдельных учеников в отдельных цивилизованных странах (не о России речь), о массовости говорить не приходилось, так как только в последние годы техническое развитие дало возможность относительно полноценного виртуального присутствия.

Консерватизм и традиционализм школьного образования, связанные не только с неповоротливостью юридического и административного государственных механизмов, но и с исторической ролью школы, как аппарата сохранения и передачи традиций, по всей видимости, долго еще не позволяли бы даже задуматься о дистанционном обучении, если бы не ситуация 2020 года.

Три ключевых момента: внезапно, все, и на существующей технической базе школы оказались вынуждены перейти на дистанционку. Я понимаю, что не везде у населения достаточно компьютеров и мобильников, что не везде есть быстрый интернет, не везде есть специалист, способный накрыть деревню точкой доступа... Но в совсем уж глухих и отдаленных поселениях и эпидемическая опасность никакая, и «ходить и бояться» там незачем. Так что остановимся на ситуации с тремя ключевыми моментами.

Во-первых, оказалось, что худо-бедно даже совсем уж неготовые к скачкообразному техническому прогрессу учителя, ранее при словах «дистанционное обучение» скептически поджимавшие губы, в состоянии худо-бедно организовать учебный процесс при помощи смартфона. Речь пока не об оптимальности, а о способности.

Во-вторых, оказалось, что даже в состоянии крайне спешки найдется достаточно технических решений, чтобы можно было начать практически сразу, а вовсе не «Это же надо закупать компьютеры, обеспечивать связь, обучать персонал и учеников, а сначала издать соответствующие инструкции министерства...»

В-третьих, основные-то проблемы оказались связаны не с необходимостью виртуальной связи, а с отсутствием мотивации и условий для учебы дома у многих учеников.

Сомневаюсь, что когда (надеюсь, что не «если») ограничения собраний отменятся, дистанционное обучение на взаимно добровольной основе все же останется не как обязательный и единственный, но как допустимый, разрешенный, возможный способ. Не вижу большой сложности в том, чтобы те ученики, кому это требуется, посещали школу во плоти, а те, кому достаточно видеть экран, оставались дома. Понятно, что будет вынужденное распределение по этим категориям из факторов «может» и «хочет». Хорошо, если ребенок «может и хочет» ходить в школу, а также если «может и хочет» учиться дистанционно. Есть выбор, можно оценивать по плюсам и минусам. Сложнее ситуация, когда может, но не хочет, в обоих случаях, и самая критическая – когда хочет, но не может. Сейчас наиболее заметен случай, когда ребенок хочет учиться удаленно, но не может этого сделать по причине плохих жилищных условий, плохой связи, недостаточности технического оснащения, сложностей с готовностью учителей...

И как-то забывается противоположный случай, когда ребенок был вынужден получать абы какое образование по территориальному признаку. Внимание, это важно: школы набирают учеников как правило из зоны пешей доступности. Отдельные ученики в крупных городах могут себе позволить принять необходимость обучения в конкретной школе транспортной доступности, а в отдельных малонаселенных районах даже и до ближайшей школы приходится добираться не очень просто. Не забывайте и о не очень большой, но очень важной категории детей-инвалидов.

Школе приходится объединять учеников по возрастному признаку, невзирая на неизбежное расслоение по развитию, интересам и способности к обучению. Если ребенку 12 лет, то хоть тресни, он будет учиться 6 классе с соответствующей программой по всем предметам. Несмотря на то, что по математике, скажем, он способен воспринять программу 9 класса, а по русскому языку ему бы закрепить программу 5 класса.

Это мучение для учителей и для учеников. ВСЕ ученики класса обязаны освоить предмет, как те, кто уже давно прочел весь учебник, все понял, ему скучно и он шалит, так и те, кому надо объяснять отдельно, несколько раз, а они не понимают и нервничают.

Решением были специальные школы для продвинутых учеников по какому-то предмету – в первую очередь математические школы. Были и другие. Сушествуют школы и для отстающих, и для одаренных детей, но благодаря коммерческому подходу последние быстро превратились в школы для детей платежеспособных родителей. Да, во многом такие школы могут позволить себе набирать особенно качественный педагогический персонал, но это всего лишь означает расслоение образования на «для богатых» и «для бедных». Как и в сфере здравоохранения.

Отдельно по вопросу персонала. Как я уже сказал, учитель должен жить где-то недалеко, чтобы каждый день добираться до школы и обратно. Даже если у директора есть знакомый гениальный педагог, но живущий в Питере или в Нижнем, а не в Москве, то при нежелании переезжать (а кто захочет?) этот педагог оказывается недоступным. В небольшом же городе выбор оказывается совсем уж ничтожным.

Это обстоятельство печальным образом объективно снижает качество провинциального образования.

А сегодня (не было бы счастья, да несчастье помогло) появилась возможность связать талантливых учеников с талантливым учителем, способным ярко и доступно дать продвинутый материал. Где бы они ни жили. И наоборот: связать отстающих учеников с другим талантливым учителем, способным просто и понятно объяснить необъяснимое кому угодно. Опять же где бы они ни жили. Да и просто связать подходящего учителя с подходящими учениками. Ни для кого не секрет, что излюбленные способы подачи материала учителем по-разному ложатся на разную организацию восприятия материала у разных учеников.

Хочу упомянуть и пожилых учителей с огромным опытом, отказавшихся от работы по здоровью или по недостатку сил. Очень обидно, когда талант и опыт пропадают. Теперь есть возможность использовать таких замечательных людей при удобной для них нагрузке (да хоть пару уроков в неделю) удобным для них образом, не заставляя выходить из дома, а то и не заставляя вставать с постели.

Впервые! Впервые в истории можно пересмотреть организацию всего учебного процесса, дав возможность каждому ученику посещать подходящую именно ему школу и учиться у подходящего именно ему учителя. Впервые в истории учитель может набрать класс учеников, однородный по глубине и скорости подачи материала.

Также впервые директор школы может нанять учителей не из окружающих домов, а вообще из любой точки России, а то и земного шара (ну, если пренебречь административными и юридическими вопросами), составив идеальный педагогический коллектив в соответствии с концепцией конкретной школы.

Очень важно, что для талантливого и увлеченного директора размер помещения перестанет быть ограничивающим фактором. Вопрос «нет мест» для удаленного обучения вообще не стоит. Директор маленькой школы в маленьком городе может оказаться во главе большой школы всероссийской известности, если к нему придут ученики и учителя из других городов. Да, я понимаю, что речь идет в первую очередь о частных школах, в меньшей степени связанных надзирателями из отдела образования, но старт процессу уже дан.

Переоценить значимость этих бонусов невозможно.

Все, что остается – это не только стонать о проблемах и бороться с ними, но и использовать обнаружившиеся возможности.

Это касается не только подробно описанных мной факторов, но и самого отношения к дистанционному обучению. Да, проблемы есть, но есть и множество плюсов. Сейчас, помимо недовольных, появилось достаточное количество и учителей и учеников, восклицающих: «Как удобно! Вот бы так все и оставалось!» И, даже если большинство школ в конце концов вернется к обычному режиму, я уверен, появятся школы, делающие ставку именно на дистанционное обучение.

Я уже писал о черноголовской частной школе «Школяр», к которой я тепло отношусь не только по личным причинам, но и из-за свойственного мне уважения к любому высокому профессионализму, ухитрившейся быстро и ловко перейти на дистанционку не только без потерь, но и с выгодами и удобствами для школьников и для персонала. Очень сомневаюсь, что это единственный случай, и предвижу, что таких школ уже гораздо больше одной, и будет еще больше в дальнейшем.

Мне кажется, мы на пороге гигантских социальных новшеств в области школьного обучения.

Комментарии

Нет комментариев.



Условия обработки персональных данных


© Александр Лебедев

Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи