Психолог Александр Лебедев

Темная сторона силы - Отчаяние


Что хуже отчаяния, безнадежного и черного, тоскливого и яростного?

Хм… Вообще-то есть, что хуже. Но об этом в другой раз.

Отчаяние – крушение всех надежд, крах всех усилий. Бессильный протест против потери того, что было дорого, ради чего жил человек. Финальный крик постижения несправедливости судьбы…

Однако посмотрим: всегда ли вместе с отчаянием заканчиваются жизнь, борьба, счастье? Ан нет: много, конечно, и таких случаев, но, пожалуй, не меньше тех, когда откуда-то берутся новая цель, новые силы, новый путь…

А если подумать, образовался бы новый путь, не будь отчаяния? Боюсь, что нет.

Не стану искать примеров, вы и сами можете наскрести в памяти горсть-другую.

Обычно к тому времени, как формируются ценности, человек лишается возможности произвольно менять их. Более того, ценности часто считаются основополагающей базой характера, личности.  Есть, однако, некий процесс, который приводит к пересмотру ценностей: душевный кризис. Не со всеми он случается. Есть люди гибкие, адаптивные, циничные. Они способны, лишившись цели и радости в жизни, философски пожать плечами и найти себе новое занятие. Но это скорее исключение, нежели правило. Обычный человек держится за status quo, пока диссонанс желаемого и действительного не доходит до градуса, при котором даже он сам не может игнорировать изменения. Тогда разваливается и рушится все, жестоко и необратимо.

Простейший душевный кризис – возрастной. Человек, – например мужчина, – вдруг обнаруживает, что у него лысина, брюшко, что он не может пробежать километр или крутить солнышко. Что у него не получается виртуозно разбираться в новомодных гаджетах, ему противна современная музыка. Что длинноногие барышни не только не принимают его всерьез, но и сами не привлекают его своими идиотскими нарядами, макияжами, пирсингами и татутшками, и, в особенности, бессмысленным сленгом. Что выучиться на кого-то он уже не может, да и нет у него ни денег, ни времени на такие авантюры. Что его давно уже не называют на работе «перспективным»: какие уж там перспективы? пора и о пенсии подумать. Что достиг он своего потолка везде – и в личной жизни: у него располневшая целлюлитная жена с отвисшими грудями и двое наглых детей. И в работе: едва тянет то, в чем стремился быть первым. И в спорте: да какой уж там спорт… И жизнь, в общем, прошла. Все он собирался, собирался что-то сделать, и не собрался. И по Центральной Африке ему уж не поездить, если не считать египетских курортов, и книгу не написать – не обучен, и на гитаре он только припев от «Smoke on the water» умеет.

В общем, все. И становится ему погано-погано, и не сделать уже ничего, потому что было время, когда можно было сделать, а он только пил, гулял и играл в танчики. Оно и неплохо, в общем, было, но ведь можно же было бы… И катится по его седой щетине скупая мужская слеза, и тянется рука к бутылке, хоть и знает он, что уж не двадцать лет, и желудок, и давление, и не с кем… И выть хочется от безысходности.

Эк я поэтично… Ну, раз так пошло, так и продолжу.

Отчаяние, давая человеку толчок к признанию неактуальности его ценностей, позволяет отбросить их и сделать новый выбор. Как ни крути, а ценности человеческие, даже если они глобальны – всего лишь ограниченный набор из огромного спектра того, что можно было бы любить, к чему можно было бы стремиться.

Этот текст вошел в качестве главы в книгу «Психология Тёмной стороны силы» и здесь теперь недоступен. Вы можете прочесть его в книге.

Комментарии

Нет комментариев.

© Александр Лебедев

Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи