Психолог Александр Лебедев

Устойчивая личность


В одной из статей я употребил понятие "устойчивая личность", а внимательная Нелли Фельдман немедленно потребовала это понятие расшифровать. С удовольствием выполняю ее просьбу.

Начну, по обычаю, издалека. Личность обладает некоторыми природными характеристиками, такими как темперамент (сангвиник-холерик-флегматик-меланхолик), вертность (интроверт-экстраверт), акцентуациями по Леонгарду, и другими, которые в течение жизни изменяются слабо, так как обусловлены физиологическими и нейрофизиологическими причинами. Другие характеристики, такие как пунитивность, самооценка, лидерство и другие, могут под влиянием ситуации изменяться очень сильно, вплоть до полярных свойств. Третьим этажом служат наученные, воспитанные стереотипы и алгоритмы мышления, восприятия и поведения, которые также могут сильно изменяться в результате обучения даже при неизменном наборе жизненных ситуаций. "Сверху" есть динамически изменяющиеся параметры, типа настроения, причем диапазон настроений у каждого отдельного человека тоже не бесконечен и равновероятен, а напротив, может быть описан вероятностными терминами: "изредка случается, часто случается" и тому подобное. Все эти и другие характеристики в сумме дают структуру личности, по которой мы узнаем человека, и которая поставляет нам материал для построения отношений с ним и предположений по поводу его поведения.

К сожалению, общей, универсальной модели личности, содержащей исчерпывающий, системный список параметров личности, способный удовлетворить последователя любой психологической школы, не существует, и это несчастье современной психологии. Есть много моделей, структурирующих личность разными образами, но все они, имея несомненные достоинства и удобства для решения конкретных классов задач, не способны показать несомненное преимущество какой-то одной. Тем не менее, каждая модель содержит набор параметров личности, которыми ее (личность) можно достаточно полно описать.

Теперь собственно к теме. Устойчивой личностью логично назвать такую, параметры которой относительно стабильны. Идеально устойчивая, сферическая в вакууме личность не меняется никогда. Причем такую степень устойчивости вряд ли можно назвать положительной чертой, так как сохранение характеристик, способных к изменению, в ситуации, когда они не соответствуют внешним условиям, будет очевидно неадекватным и не способствующим процветанию, а то даже и может привести к печальным последствиям.

В детстве, когда личность формируется, она крайне неустойчива, так как происходит процесс адаптации к реальности, которая может оказаться очень разной, и поэтому формирование параметров личности идет под сильным давлением обстоятельств. Ребенок может родиться принцем, а может и рабом, и воспитание, стихийное или целенаправленное, имеет своей целью сформировать такие стереотипы и алгоритмы восприятия и поведения, которые этой реальности наилучшим возможным образом соответствовуют, то есть в возможном большинстве ситуаций дают наилучшие шансы достичь максимально благополучного исхода.

Разумеется, будучи неосведомленным о доступных направлениях развития, ребенок не только при стихийном, но даже и при старательном воспитании не формирует идеально гармоничной личности (что бы под этим ни подразумевалось), абсолютно адекватной всему спектру возможных ситуаций. Нарабатывается адекватность лишь наблюдаемым ситуациям, и формируются не оптимальные характеристики личности, а лишь те, которые удалось более-менее подогнать под требования реальности. Собственно, и задача-то может быть даже на математическом уровне решена не более, чем именно таким образом, так как бесконечная адаптивность требует бесконечной же сложности.

Таким образом, у нас получаются "удачные" личности, взаимодействие которых с миром комфортно и результативно, и менее удачные, у которых с этим все не так хорошо.

Чем дальше в лес, чем ребенок старше, тем больше у него сформированных черт, и тем менее он способен адаптироваться к изменениям доступного кусочка вселенной. Одновременно тем большие неожиданности требуются для того, чтобы сформированные параметры могли быть пересмотрены. Педагоги (да и не только они) хорошо знают, что воспитание многажды более доступно, чем перевоспитание. Реально зарегистрированные случаи "Маугли", детей, выросших в компании диких животных, показывают, что с определенного возраста полноценная адаптация к человеческому обществу невозможна, и чем в большем возрасте такой ребенок обнаружен, тем меньше успехи адаптации. Даже и при миграции такая "мелочь", как культурные различия, составляет для многих непреодолимый барьер к полноценной интеграции.

Однако, даже во взрослом возрасте, когда процесс воспитания и формирования личности в большой степени завершен, могут случиться ситуации, требующие пересмотра не только поведенческих стереотипов, но и подходов к восприятию и оценке, каковая необходимость может быть причиной психологического кризиса (см статью "Что такое психологический кризис"), а сам пересмотр — его результатом. Чем менее адекватна личность, тем более вероятен такой кризис. Следует специально оговориться, что под словосочетанием "адекватная личность" подразумевается не обывательский синоним психической нормальности, а соответствие набора личностных черт спектру жизненных ситуаций.

Отсюда вытекает, что устойчивая личность — это в первую очередь не ригидно стабильный комплекс параметров, а адекватная личность, структура которой реже требует модификации.

И отсюда же следует, что установочное восприятие и поведение, сиречь набор стереотипов восприятия и поведения, основанный на однозначном соответствии "в ситуации, похожей на такую-то, реагируем и действуем так-то" — слабая система, не только ограниченная примитивным механизмом принятия решений (не обязательно осознанных, скорее напротив), при попытке усложнения перегружающаяся размером перечня ситуаций.

Более развитой, гибкой системой является алгоритмический подход, когда ситуации разделены на классы, и для каждого класса имеются не стандартные реакции, а общие направления, позволяющие модифицировать несущественные для алгоритма особенности восприятия и поведения.

Третьей по адаптивности является структурно-алгоритмическая система, в которой алгоритм определяется ситуацией (внешней и внутренней) не однозначно, а выбирается тактически, смотря по целям. Обладающая таким инструментом личность способна вести себя разно, но успешно во внешне аналогичных условиях.

Начиная с этого уровня восприятие и поведение становятся не реактивными, а проактивными, не только подстраиваются под ситуации, но и формируют их, и чем дальше, тем на более сложном уровне. А до этого уровня при отсутствии подходящих алгоритма или стереотипа возникает чувство растерянности, смущения.

Четвертый уровень адаптивности использует не только когнитивно-поведенческую гибкость, но и разносторонность личности, при наличии которой взаимодействие личности с миром может быть определено не жестко закрепленной системой ценностей, но наоборот, ценности могут быть изменены, а то и сформированы на месте, ситуативно.

Пятый уровень позволяет манипулировать системами мировоззрения, если у личности случилась возможность оперировать не одной, а несколькими.

Шестой требует еще более изощренных усилий по тренировке личности, и в определенных пределах позволяет безболезненно динамически изменять некоторые устойчивые черты личности. Скажем, флегматик на какое-то время при нужде может стать холериком.

Примерно на пятом-шестом уровне сложность оптимизации начинает превышать вычислительные способности мозга, и возникает необходимость в седьмом уровне — в творческом подходе, который я даже затруднюсь определить.

Удивительным образом к этому моменту может оказаться, что личность не выглядит адекватной с точки зрения обывателя, может быть даже прямо напротив, но, при всей своей парадоксальности, по уровню комфортности существования, полноты ощущений и самореализации подходит к теоретическому максимуму.

Читатель, знакомый с играми в шахматы или го, легко увидит параллели с классом игры.

Как видно из изложения, то, что для первого-третьего (максимум четвертого) описанного уровня адаптивности может считаться кризисом, далее воспринимается личностью как инструмент, используемый и переживаемый без лишнего напряжения, играючи.

Разумеется, я не хочу сказать, что каждому человеку доступен экстремально высокий уровень адаптивности, в большинстве случаев это невозможно. Но, в большинстве случаев это и избыточно, так как жизнь оказывается слишком короткой, чтобы не только дойти до таких высот, но и успеть полноценно использовать свои возможности. Поэтому, всячески рекомендуя повышать адекватность и адаптивность, я предостерегаю от смещения цели на средство, и предлагаю использовать не больше усилий для достижения счастья, чем достаточно.

Впрочем, об этом я немного написал в статье о развитии: "Развитие личности, инструментальный подход".

 

Комментарии

Нет комментариев.



Условия обработки персональных данных

© Александр Лебедев

Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи