Психолог Александр Лебедев

Вопросы и ответы


 

В: И как же вы намерены сделать мне лучше?
О: Сделать лучше – это перевести ваши проблемы на язык задач и наметить способы их решения, найти направления движения, которые в наибольшей степени отвечают вашим потребностям и представлениям о счастье (разобраться, какие у вас представления и потребности тоже помогу).

Я не занимаюсь производством восторга от того, как мы хорошо посидели, облегчения от разговора с понимающим собеседником, пиитического чувства прикосновения к тайнам души. Если оно случилось – то славно, но не обязано. Давайте работать на результат.

Я стараюсь не просто решить текущий вопрос, но и дать вам метод решения задач этого класса, чтобы ваш вопрос и ему подобные больше никогда вас не беспокоили.

 

В: Я хотела бы посоветоваться с психологом, но мне трудно сформулировать, что мне нужно. 
О: Даже если вы не знаете, что вам не нравится, и чего вы хотите – не беда. Покопаемся и разберемся.

Результатом моей работы обычно является ваше понимание, что делать дальше, почему именно это и зачем это вам, даже если вы пришли ко мне с формулировкой «Ой, что-то мне как-то не так…».

 

В: У меня очень деликатный вопрос. 
О: От меня о вас - никому никогда ничего. Даже жене (ей это не нравится, но она этот принцип уважает). Даже если подробностями интересуется ваш родственник, друг, супруг(а), они услышат от меня о вас только то, что вам и вашим отношениям гарантированно не повредит. Если они хотят знать больше – они могут спросить вас.

Если у меня будут сомнения, хотели бы вы, чтобы я что-то о вас кому-то рассказал, то я буду исходить из того, что не хотели бы. По поводу тайны исповеди готов даже вступить в конфликт с полицией и судом. Я понимаю, что не все коллеги меня в этом поддержат, но это - моя позиция.

 

В: Меня беспокоят некоторые мои привычки и желания, которые, прямо скажем, отвратительны и асоциальны. Вы можете обсуждать такие вещи? 
О: Меня довольно трудно удивить, и еще труднее вызвать негатив по отношению к вашим вопросам или вашим секретам. Все ваши особенности, которых вы стесняетесь, глубоко личные секреты и детали биографии, повлиявшие на вашу личность, в психологии давно классифицированы и наделены красивыми греческими или латинскими именами. Мозги у людей устроены одинаково, и ломаются они тоже похоже.

Во время работы с клиентом я не решаю социальных проблем, я работаю с вопросом клиента. Мне может не нравиться его образ жизни, но мое отношение – не то, что он пришел обсуждать. Я могу единожды пожурить клиента, но я не представляю себе, как же должен жить человек, чтобы мои эмоции по этому поводу перевесили мой профессиональный интерес. Во всяком случае, пока такого не случалось.

 

В: Я боюсь расплакаться или закатить истерику во время консультации.
А: Воспринимайте меня как работника автосервиса. Стучит и пахнет, когда вы разгоняетесь до 160 – это не страшно и не стыдно, это предмет диагностики и ремонта. И даже то, что вы душевно страдаете – это тоже симптом, пусть и неприятный, но не трагедия. Зубы вон – костяные, и все равно болят. Почему же душе иногда не болеть? Чинить надо, чинить.

 

В: А вдруг у меня настолько тяжелое состояние, что вы не справитесь? 
А: Иногда могу направить к психиатру за таблетками, потому что ковыряться в открытой ране – негуманно, а под наркозом – гораздо легче и спокойней. Но не часто, не часто. Человеческая личность – гораздо более прочная штука, чем иногда кажется. Тем не менее, я не стану пытаться сделать все сам, во что бы то ни стало. Главное – результат, и, если ради результата мы с вами сочтем нужным направить вас к другому специалисту – так и сделаем.

 

В: Я хотела бы доверять человеку, которому позволяю что-то делать с моей психикой. Это трудно. 
Я ничего с вами не делаю, за крайне редкими исключениями. Я лишь помогаю вам разобраться, что вам самим делать. Делаете все вы сами. Поэтому доверие здесь – только для вашего комфорта. А так вы можете просто мной пользоваться как дополнительным, внешним мозгом.

 

В: Я – глубоко верующий человек не очень распространенной религии. Нам не помешает разница мировоозрений?
А: Я уважаю мировоззрение клиента, и не пытаюсь его менять, если нет запроса. Я уверенно работаю в следующих моделях:

Материалистическая
Христианская
Агностическая
Пантеистическая
Мистическая
Эзотерическая
Буддистская
Индуистская
Механистическая

С мусульманской и иудейской знаком слабее.

Вообще надо сказать, что, если у клиента нет жесткой привязки к какой-либо модели, то очень удобно подбирать модель под задачу. Некоторые задачи в некоторых моделях формулируются и решаются куда проще, чем в других. Например, в терминах энергетики для некоторых ситуаций формулировки получаются в несколько раз проще и понятнее.

Если ваша вера не имеет прямого отношения к вашему вопросу, то тему религии можно вообще не затрагивать.

 

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

powered by phpSQLiteCMS