Психолог Александр Лебедев

Обвинение и оправдание вины


Статья не годится для "Темной стороны силы", так как я не вижу необходимости изобретать для чувства вины какую-то позитивную утилизацию. Да и как-то кратко и сухо получилось. 

Вина - социальный регулятор. Чувство вины появляется при следующих условиях:

1. Поступок (деяние или недеяние), приведший к ущербу.
2. Ущерб, как правило, нанесен кому-то другому. Обычно человеку, но это может быть и животное, а изредка даже и предмет или пейзаж.
3. Как правило, поступок содержит ошибку, то есть ущерб не запланирован и не целенаправлен.

В такой ситуации возникает недовольство поступком, желание, чтобы этого события не было, и в качестве паллиатива желание скомпенсировать ущерб, загладить вину. Если это можно сделать незаметно, не оповестив публику о своей ошибке, то есть не дав окружению шанса себя обвинить — все вообще замечательно, но зачастую возникает также и желание повиниться, извиниться, получить прощение, то есть избежать снижения иерархической позиции. Если же загладить вину и получить прощение не удается, то чувство вину может сопровождать субъекта всю жизнь и служить основой для комплекса неполноценности.

Ущерб, необходимый для чувства вины, непременно должен быть направлен вовне, ущерб, причиненный себе же, вызывает не чувство вины, а чувство досады.

Как и чувство досады, чувство вины не только ведет человека к исправлению ошибки, если это возможно, но, как негативный стимул, к избеганию ошибок, и избеганию даже случайного причинения ущерба окружающим.

Отсюда видно, что чувство вины — мощный фактор социального взаимодействия, на котором строится множество стереотипов восприятия и поведения.

Вообразите: вы договорились с приятелем о встрече, например, на три часа. Вы опаздываете. И вы, естественно, торопитесь, потому что если вы опоздаете, нехорошо же выйдет! Вы будете чувствовать вину! Если не будете, то ничто не заставит вас спешить, кроме шанса потерять что-то лично для себя, если вы договорились именно об этом. Да, разумный человек в состоянии заместить чувство вины здравым смыслом, в данном случае понять, что после нескольких опозданий приятель перестанет вам доверять, а то и вместе со своим окружением. Но в случае, когда встреча единична, здравый смысл не станет возражать против нарушения договоренности.

Поэтому в большой степени возможность эффективного планирования человеческого фактора зависит именно от чувства вины.

Чувство вины дифференцируется от чувства стыда разными школами по-разному, но в общем все сходятся на том, что вина - это внутренне чувство, не зависящее от внешнего осуждения, а стыд в большей степени привязан к оценке другими, или хотя бы к вероятности такой оценки. Терапия может сводиться, как следует из условий возникновения чувства вины, либо к снижению внутренней значимости нанесенного ущерба, либо к осознанию неизбежности систематических ошибок и, в конечном счете, к разрешению себе ошибаться.

Как и для всякого инстинктивного чувства, для чувства вины есть вариации легкости включения, интенсивности и длительности переживания. Есть люди, которые ощущают себя виноватыми по любому поводу, и есть такие, которые вины за собой вообще никогда не признают даже внутренне. Для первых поводом может быть даже строгий взгляд начальства. Мало ли, что не помнишь за собой косяков, ведь все равно наверняка где-то когда-то налажал, надо только хорошенько покопаться.

Люди с отсутствующим чувством вины зачастую имеют психопатические черты личности, то есть, как и было сказано выше, ограниченно способны к нормальному социальному взаимодействию, легко допускают нанесение вреда окружающим и даже близким, что в конечном счете ведет для них к репутационному ущербу вплоть до экскоммуникации.

Люди, у которых чувство вины запускается легко, но при этом склонные к инновациям, изобретают разные, иногда очень остроумные способы пореже это чувство испытывать. Они могут стать фанатичными альтруистами, быть рыцарски преданными различным моральным кодексам, научиться сваливать все на божью волю или происки нечистого, в общем, использовать средства психологической защиты. Это нормально, и это в определенной степени спасает, если не брать в расчет искажения оценки действительности. Если защитные механизмы не развиты или не отрабатывают, как должно, то частое, а то и постоянное чувство вины приводит к низкой самооценке, ощущению собственной ненужности, никчемности, всеобщего неодобрения.

Особняком стоят люди, которые, в результате продуманной работы над собой разными путями заблокировали механизмы возникновения чувства вины, сохранив адекватную модель реальности. Это, как правило, очень разумные люди с высокой степенью осознанности, что необходимо, так как, как я сказал выше, им приходится заменять простой и, что важно, один из основных механизмов регуляции поведения более сложным и ресурсоемким прагматическим, рациональным расчетом. Они лишают себя чувства вины (вкупе, между прочим, с чувством стыда и досады) не из гедонистического стремления избежать дискомфорта, а из желания повысить свою свободу, более гибко управлять своим восприятием и поведением, контролировать свои реакции. В обычных ситуациях они ведут себя довольно обычно, но в форсмажорных могут быть непредсказуемы, так как вместо привычных автоматических реакций выдают непредсказуемые прагматические. Поэтому, из-за своей непредсказуемости, они умеренно удобны для совместной деятельности, и, по отзывам обывателей, непроизвольно вызывают у них необъяснимую опаску, чувство незащищенности. Если вас этот вариант устраивает — обратитесь ко мне, я знаю, как это достигается.

С психологической точки зрения, чувство вины в разумном количестве полезно индивидууму, так как дает ему возможность принимать социально верные решения, не нагружая мозги, инстинктивно. При этом полезно уметь подавить механизмы запуска чувства вины, если оно признается непроизводительным, неконструктивным.

С социальной точки зрения чувство вины необходимо для большинства популяции, даже с учетом патологических проявлений. Меньшинство, как исключение, может иметь любые отклонения от нормы. Это же меньшинство, верно?

Осталось лишь упомянуть о большом разнообразии манипуляций на чувстве вины, от намеков на возможный ущерб при определенном поведении, до вызывании желания нанесенный ущерб, реальный или мнимый, компенсировать. Посмотрите, кстати, сцены из "Села Степанчикова" с Фомой Фомичем в исполнении замечательного Грибова. Очень ярко и четко видно.

Любому же читателю в этой связи пожелаю лишь осознанности. Они не повредит никогда, в том числе и в этом случае.

Комментарии

Нет комментариев.



Условия обработки персональных данных

© Александр Лебедев

Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи