Психолог Александр Лебедев

Эсхатология. Книжечка мертвых.


Для начала процитирую два пассажа из книги Станислава Лема «Сумма технологии». Они облегчают понимание, но можно их и пропустить.

Кажется, Норберт Винер первым высказал мысль о теоретической возможности «передать» человека «по телеграфу», причем этот необычный способ транспортировки рассматривался как одно из технических приложений кибернетики. В самом деле, чем иным является человек или любой материальный предмет, как не запасом информации определенного рода, информации, которую можно передать на любое расстояние, закодировав ее в виде радио– или телеграфных сигналов? Можно было бы даже утверждать, что все сущее есть информация. Информацией является книга и глиняный кувшин, картина и психические явления, ибо память – эта основа непрерывности субъективного существования – представляет собой запись информации в мозгу, а стирание этой записи в результате повреждения мозга или болезни может уничтожить всю сумму воспоминаний человека. Имитология означает воссоздание явлений на основе необходимого запаса информации. Мы, конечно, не утверждаем, будто существует только информация. Глиняный кувшин можно идентифицировать, если имеется подробный протокол, содержащий всю относящуюся к кувшину (к его химическому составу, топологии, размерам и т.п.) информацию. Этот протокол, или, если угодно, опись, в символах настолько идентичен кувшину, что на его основе можно воссоздать сам кувшин, причем если у нас будет достаточно точная аппаратура (например, атомный синтезатор), то полученную таким образом копию нельзя будет никаким исследованием отличить от оригинала. Если аналогичным образом поступить, например, с полотном Рембрандта, то вообще исчезнет разница (в ее обычном понимании) между «копией» и оригиналом, поскольку одно будет совершенно неотличимо от другого. Процедура такого типа предполагает кодирование информации, которую содержит кувшин, картина или любой другой предмет, с последующим ее декодированием в атомном синтезаторе. Промежуточное состояние, то есть та стадия, когда первоначального кувшина уже нет (потому что он, например, разбился), а есть только его «поатомная опись», с материальной точки зрения, конечно, не тождественно исходному образцу. Такое описание может быть изложено на бумаге, может представлять собой серии импульсов, хранимые в памяти цифровой вычислительной машины и т.д., причем какое-либо материальное сходство между системой знаков и кувшином или картиной, конечно, отсутствует. Тем не менее существует некое взаимнооднозначное соответствие между знаками этого массива информации и исходным предметом, и именно это соответствие позволяет точно воссоздать предмет.

Если нам удастся синтезировать из атомов Наполеона (при условии, что в нашем распоряжении имеется его «поатомная опись»), то Наполеон будет живым человеком. Если снять подобную опись с любого человека и передать ее «по телеграфу» на приемное устройство, аппаратура которого на основе принятой информации воссоздаст тело и мозг этого человека, то он выйдет из приемного устройства живым и здоровым.

Вопрос о технической осуществимости такого замысла отступает на второй план перед его диковинными последствиями. Что произойдет, если мы передадим «поатомную опись» не один, а два раза? Тогда из приемного устройства выйдут два одинаковых человека. А что, если передавать эту информацию не по проводам, одному лишь адресату, а в виде радиоволн, адресуя ее приемным устройствам, рассеянным по многим тысячам пунктов земного шара, а также по поверхности многочисленных планет и других небесных тел? Ведь тогда «переданный» человек окажется во всех этих местах. Достаточно передать описание мистера Смита один раз, и миллион ипостасей Смита выйдет из кабин приемных аппаратов на Земле и в небе, в городах, на вершинах гор, в джунглях и в лунных кратерах.

Все это остается лишь диковинкой, пока мы не зададим себе вопрос: где же в действительности будет в это время мистер Смит? Куда же привело его путешествие «по телеграфу»? Так как персоны, выходящие из приемных аппаратов, являются ex definitione совершенно одинаковыми и тем не менее все называют себя мистером Смитом, совершенно очевидно, что самые тщательные исследования или расспросы этих людей ничего нам не объяснят. Ввиду этого с логической точки зрения возможно только одно из двух: либо эти персоны все сразу являются мистером Смитом, либо ни одна из них им не является. Но как же может быть, чтобы мистер Смит существовал одновременно в ста миллионах мест? Не была ли его личность «размножена»? Но как это понимать? Человек может куда-либо пойти, может пребывать в определенной реальной ситуации, но в каждый данный момент только в одной. Если мистер Смит сидит за письменным столом, то он не может вместе с тем находиться в кратере Эратосфена, на Венере, на дне океана и перед пастью нильского крокодила. Переданные «по телеграфу» личности – это обычные нормальные люди. Их не может поэтому объединять в единое целое некая таинственная психическая связь, которая позволила бы им одновременно находиться во всех этих и подобных ситуациях.

Допустим, что крокодил съел одного из Смитов, а именно того, который оказался на Ниле. Кто погиб? Смит. А как же он по-прежнему существует, причем одновременно в огромном числе мест? Всех Смитов объединяет всего лишь необычайное сходство друг с другом, однако оно не является, собственно говоря, связью ни в каком физическом или психологическом понимании этого слова. Например, близнецы, развившиеся из одного яйца, тоже похожи друг на друга, хотя и являются психически независимыми. Каждый из близнецов представляет собой самостоятельную законченную личность, и каждый живет только своей собственной, одной-единственной жизнью. То же справедливо и в отношении миллиона переданных «по телеграфу» Смитов. Они составляют миллионы различных субъектов, так как полностью независимы друг от друга психически.

Этот парадокс кажется неразрешимым. Мы не усматриваем никакого эксперимента, который позволил бы определить, где же находится «продолжение» того Смита, который был передан «по телеграфу». Попробуем, однако, подойти к этой проблеме по-иному. Существует так называемое раздвоение личности, явление, известное в психиатрии. Однако это раздвоение никогда не бывает столь полным, как оно описывается в некоторых романах. Тем не менее на мозге живого существа можно провести операцию разделения, в результате которой в одной и той же черепной коробке будут одновременно существовать две практически независимые друг от друга центральные нервные системы. Известно, что у одного тела могут быть две головы и что такие монстры иногда живут некоторое время после рождения (такие случаи бывали и среди людей). Существа с двумя головами создавались также при помощи специальных операций (например, в СССР проводятся такие эксперименты на собаках).

Разделение одного мозга на две независимые и отдельно функционирующие части осуществлялось путем нейрохирургических операций, в частности на обезьянах. Такое разделение наступает при возможно более глубоком рассечении спайки между большими полушариями головного мозга. Представим себе, что мистер Смит подвергся такой операции. Разделение полушарий головного мозга проводилось постепенно и очень медленно, дабы не вызвать резкого нарушения деятельности мозга и дать каждому полушарию в процессе приобретения функциональной независимости достаточно времени для полного восстановления своих функций после шока, который неминуемо должно вызвать столь жестокое вмешательство. Пройдет некоторое время, и в голове мистера Смита будут находиться уже два функционально независимых друг от друга мозга. Представляется, что это приведет к уже известному парадоксу. Обезьяны, на которых проводились подобные операции, ведут себя при детальном исследовании именно так, как если бы у них было два относительно независимых мозга, причем либо один из них постоянно является доминирующим и управляет системами нисходящих нервных путей (и таким образом всем телом), либо же оба мозга «подключаются» к этим путям и управляют телом по очереди. Обезьяну, конечно, невозможно расспросить об ее субъективном состоянии. Со Смитом дело обстоит по-иному. Допустим (для удобства рассуждений, хоть это и противоречит анатомии), что оба полушария разделенного мозга являются вполне равноценными (в действительности у нормального человека доминирующую роль обычно играет левое полушарие). Предположим также, что каждое полушарие содержит всю ту память и ту же структуру личности, которые ранее содержал неразделенный мозг. Вопрос о том, в каком полушарии заложено продолжение личности Смита, какой из этих двух мозгов является мозгом «истинного Смита», оказывается лишенным смысла. Перед нами два одинаковых Смита в одном теле. Разделенная (в результате физической операции) на две ветви динамическая траектория сознания создает две независимые личности, которые с равным правом могут считать себя продолжением исходной личности. В этом случае дублирование стало фактом. Конечно, между такими системами могут возникать конфликты, так как они обладают только одним – общим – организмом и единой сенсорной и исполнительной (мышечной) системой. Однако если при помощи еще одной операции пересадить оба эти полушария, функционирующие уже как два полноценных мозга, в два подготовленных для этой цели тела, то появятся два уже и физически разделенных Смита. Таким образом, хотя наглядно представить себе это очень трудно, возможность многократного воспроизведения личностей является реальной. С точки зрения персоны, выходящей из приемного устройства, она и только она является законным, нормальным, здравомысленнейшим на свете продолжением человека, «переданного по телеграфу», и у нас нет оснований оспаривать такое утверждение.

Таким образом, можно передать одного и того же человека сразу по многим направлениям. Это не означает, что он будет един во всех лицах. «Его» будет столько, сколько изготовлено атомных копий. Многократное воспроизведение личности становится фактом.

 

…………..

Предположим, что до температуры, близкой к абсолютному нулю, охладили нашего Смита. Его мозг, как и все другие органы тела, приобрел кристаллическую структуру. За исключением пренебрежимо слабых колебаний, которые атомы совершают и на самом низком энергетическом уровне, даже через электронный микроскоп нельзя обнаружить никаких других движений. Скованные холодом атомы мозга мистера Смита оцепенели и поэтому стали более доступными, их можно по одному вынуть из его черепа и разложить по соответствующим сосудам. Для порядка раскладываем атомы каждого элемента отдельно. Некоторое время они хранятся в таком состоянии, по-прежнему (в целях полной гарантии) при температуре жидкого гелия. Наконец, в соответствующий момент мы укладываем эти атомы на их места, тщательно следя за тем, чтобы каждый из них попал туда, откуда был взят. Затем успешно проводится оживление уже целого, но по-прежнему замороженного мозга мистера Смита, а также его тела. Размороженный мистер Смит встает, одевается и идет домой. Нет никаких сомнений в том, что это именно он, собственной персоной. Но тут обнаруживается, что наш лаборант разбил все до единой пробирки, в которых в виде тончайшего порошка находились атомы углерода, серы, фосфора и всех прочих элементов, из которых состоял мозг мистера Смита. Мы расставили эти пробирки в холодильнике на столе, а лаборант опрокинул стол и, оказавшись перед фактом такой катастрофы, быстро ликвидировал ее следы; все, что осталось от рассыпанных элементов, он собрал в новые пробирки, а затем пополнил нехватку по записям в лабораторном гроссбухе, куда мы ранее с точностью до атома занесли количество порошка в каждой пробирке. Мы еще не успели прийти в себя от этого известия, еще видим через окно шагающего по плитам двора и помахивающего тросточкой мистера Смита, как вдруг открывается дверь и входит другой Смит. Что случилось? Упав со стола, пробирки разбились. Лаборант спешил и собрал только половину рассыпанных порошков, но другой лаборант, желая оказать ему услугу, тщательно собрал позднее остатки рассыпанных элементов, так же как и первый лаборант, пополнил нехватку согласно записям, сам разместил атомы по местам, в порыве усердия включил установку для размораживания и воскресил мистера Смита №2.

Который же из Смитов является настоящим продолжением замороженного Смита – первый или второй? Как тот, так и другой обладают приблизительно половиной атомов «оригинала», что, впрочем, не столь существенно, так как атомы не имеют индивидуальности и в процессе обмена веществ в организме непрерывно заменяются. Похоже на то, что мистер Смит был дублирован. Ну, а что же произошло с оригиналом? «Живет» ли он в обоих телах или, может быть, ни в одном из них? На этот раз в отличие от эксперимента с рассечением спайки больших полушарий головного мозга такой вопрос неразрешим, так как нет никаких эмпирических критериев, на которые можно было бы опереться. Конечно, эту дилемму – можно разрешить сугубо произвольно, условившись, например, что продолжениями нашего знакомого, которого мы подвергаем столь рискованным экспериментам, являются оба мистера Смита. Подобное решение является удобным и в данной ситуации может быть даже целесообразным, но оно весьма сомнительно с этической точки зрения.

Если коротко, то речь идет о конфликте между ощущением своего «Я» и физико-биологической природой человека.

Проверим состоятельность предположения об уникальности личности серией рассуждений.

1. Вообразим себе, что гипотетический чрезвычайно искусный хирург разобрал некоего человека (хоть бы и того же многострадального мистера Смита) на органы, а затем собрал обратно так, что даже следов швов не осталось. Очнувшийся от наркоза мистер Смит не отметит никакой разницы в своем состоянии. Очевидно, что он останется тем же самым мистером Смитом, что и до операции.

2. Искусный хирург, однако, бывает рассеян, и, собирая мистера Смита, забыл приделать ему пупок. Мистер Симт, безусловно, останется той же личностью до тех пор, пока не обнаружит отсутствие пупка. После чего его состояние закономерно начнет изменяться в соответствии с обработкой впечатлений. Аналогично с любой другой частью тела.

3. Собственно, даже обособленный мозг, если удастся его запустить, будет содержать личность мистера Смита, которая после запуска озадачится вопросом, почему он не чувствует тела, ничего не видит и не слышит. Последнего можно отчасти избежать, так как с мозгом можно взаимодействовать напрямую, вызывая иллюзии света, звука, тактильных и других ощущения при помощи слабого тока, поданного в определенные зоны мозга. В фантастике этот факт многократно использован.

4. Чрезвычайно искусный гипотетический микробиолог, пользуясь случаем, пока мозг лежит отдельно от мистера Смита на столе у хирурга, замораживает его, чтоб остановить все процессы, разбирает его по клеткам, составляя подробную опись, а затем собирает обратно и размораживает. Мозг, пусть даже находящийся в состоянии наркоза, начитает свою деятельность с того же самого места, на котором его прервало замораживание.

Сейчас важна не техническая осуществимость, а принципиальная онтологическая связь. Если для вас возражение «так не бывает» является непреодолимым препятствием, бросьте чтение и идите смотреть сериал. Вам это все не нужно.

5. Другой чрезвычайно искусный гипотетический физик идет еще дальше. Он разбирает замороженный мозг на атомы, столь же тщательно составляя опись. А затем столь же тщательно собирает. Никакими средствами невозможно установить, был ли мозг подвергнут такой операции. Очевидно, что для мистера Смита ничего не меняется.

6. Или еще проще: этим занимается безупречная машина, делая обе операции мгновенно, и восстанавливая не только положения атомов, но и их электронные состояния и векторы движения. В этом случае не требуется даже заморозки. Да и наркоза. Да и расчленения тела.

7. Допустим, машина оказалась не безупречной, засбоила и собрала один атом мозга мистера Смита не там. Один-единственный атом. Заметит ли мистер Смит эту разницу? Сомнительно. В одной столовой ложке воды, из которой (из воды, конечно, а не из ложки) в основном состоит человек, содержится примерно 3·1023 молекул, или втрое больше атомов. Или ошиблась в десяти атомах. Или в сотне. Где количественный предел, когда из нескольких зерен собирается куча? Когда можно будет сказать, что теперь это не мистер Смит или, по крайней мере, не совсем мистер Смит? И, главное, как его в этом убедить?

8. Предположим, что вы уверены, что вы — та же личность, какой были вчера. Допустим, что от юности до старости ваша личность изменяется на, например, 10%. Думаю, что больше, но пусть. Тогда ежедневные изменения вашей личности 0,005%. Немного, да. За неделю это будет несколько больше, за месяц — еще больше. Можно установить умозрительную границу, после которой можно условно сказать, что в общем вы — уже не тот, что раньше. Важно, что она не микроскопична и, по моим оценкам, взятым частично с потолка, частично из психиатрии черепно-мозговых травм, составляет единицы процентов.

9. Это означает, что даже если машина окажется такой негодной, что в результате ее манипуляций мистер Смит потеряет воспоминание о том, как во втором классе он получил пеналом по голове от мисс Джонс, то на результат это не окажет влияния, так как никто и никогда, включая мистера Смита, не сможет сказать, забыл ли он об этом случае в результате естественного процесса, или в результате ошибки машины.

10. Понятно, что никаких изменений не произойдет, если перевезти бесчувственные атомы мистера Смита из одного города в другой, или собрать его не немедленно, а через месяц.

11. Понятно, что мистер Смит, очнувшийся в непривычной обстановке, будет, наверное, обескуражен, но это естественный процесс изменения личности под воздействием впечатлений.

12. Поскольку атомы — неразличимые частицы, то есть принципиально (не технически, а вообще никак) невозможно различить два атома одного изотопа, несущественно, собирается ли мистер Смит из тех же атомов, или из других.

13. Собрав из из достаточного количества атомов не одного мистера Сита, а нескольких, мы получим несколько тел, содержащих одну и ту же личность. Эти дубликаты личности начнут независимо изменяться под влиянием впечатлений.

14. Опись можно передать по почте, например, и от этого результат также не изменится.

Таким образом, ощущение собственного «Я» - не более, чем иллюзия, основанная на, во-первых, иллюзии непрерывности памяти и, во-вторых, на ассоциации себя с телом.

В «О величии бога» обосновано, что в условиях бесконечной вселенной никакой конечный объект не может быть уникальным.

Личность человека не может быть бесконечной информационно, так как конечный объем материи не может содержать бесконечного количества информации.

Информация нематериальна и законов сохранения не имеет, хотя и обязана иметь материальный носитель. Собственно, информация — функция структуры, упорядоченности материи (или пространства). Поэтому для дублирования информации процесс передачи не обязателен, идентичные информационные структуры имеют право образовываться согласно теории вероятности. В условиях бесконечной вселенной любой принципиально возможный конечный объект будет существовать, причем в бесконечном количестве. То есть, в бесконечной вселенной существует все, что мы в состоянии себе представить. А так же все, чего мы не в состоянии себе представить.

Таким образом, в бесконечной вселенной существует бесконечное количество личностей, идентичных личности мистера Смита. Или вашей. В небесконечной, но достаточно большой вселенной будет содержаться ограниченное, но, вполне возможно, весьма большое число мистеров Смитов.

Субъективно для мистера Смита из приведенных выше рассуждений неотвратимо следует, что умерев, он откроет глаза и продолжит существование в новой обстановке.

Неприятность состоит в том, что сохранение личности обусловлено не атомами, а информационной структурой личности. Дело не в том, из каких молекул состоят нейроны, а в том, как они работают. Поэтому личность принципиально может быть продублирована не на белковом носителе, а, скажем, на микросхемах или, допустим, кристаллических или плазменных структурах. Тем не менее понятно, что личность мистера Смита №2 не будет отличаться от личности мистера Смита №1 более чем на указанные нами проценты только в том случае, если вся его история и все его окружение также не очень отличаются от истории и окружения мистера Смита №1.

Есть исключения: даже достаточно сложные информационные структуры могут возникнуть самопроизвольно, что следует из бесконечности вселенной и нематериальности информации. Поэтому в каких-то условиях, на каких-то планетах или не на планетах, а в туманностях, звездах, или вообще неизвестно в чем, спонтанно возникают более-менее устойчивые структуры, в которых мистер Смит вопрошает себя: «Где я? Как я сюда попал?», и именно такие случаи корректно назвать посмертием, загробной жизнью и всеми синонимами.

Да, в числе прочего непременно будут варианты и христианского посмертия, и древнеегипетского, и все варианты вообще, но это весьма редкие частные случаи, а нам было бы интересно рассмотреть более частые, закономерные посмертия.

Сразу отринем стохастические структуры, воспроизведенные в неподходящей обстановке. Они быстротечны и неустойчивы. Такие посмертия могут продолжаться очень мало времени, а если и нет, то нам абсолютно не из чего вывести какие-нибудь закономерности. Гораздо интереснее модели миров, в которых эволюция (или что-то еще похожее) дает систематическую основу для подобных феноменов. Скажем, на Земле ребенок рождается с неразвитым мозгом, который формируется одновременно с формированием личности, и поэтому не может стать носителем для уже существующей личности. Однако можно себе вообразить миры, где мозг-носитель сначала формируется, и только потом включается, причем будучи не обнуленным, «отформатированным», а с каким-то случайным шумом. В этих условиях реинкарнация может быть хоть и нечастым, но вполне реальным явлением. И даже более того: возможны цивилизации, когда мозг-носитель вообще не запустится, пока в нем не окажется жизнеспособной личности. Это потребует весьма большого коэффициента размножения, но это техническое, а не принципиальное ограничение.

Это один из тех вариантов, которые должны быть распространены более остальных. Не потому, что они проще или более вероятны, а потому, что являются системой, то есть массовы. Очень маленькая доля из них может быть похожа на человека или вообще на земное существование. Будда по этому поводу приводил такую метафору (и откуда он узнал?):

«Вообразите себе черепаху, плавающую в глубинах океана и раз в 10 000 лет выныривающую на поверхность глотнуть воздуха. На волнах плавает деревянный браслет. Шанс родиться человеком выпадает не чаще, чем черепаха попадает головой в этот браслет.»

Теперь рассмотрим трудности и невзгоды, которые могут (должны) сопровождать реинкарнацию такого типа.

Ребенок (рассмотрим человеческого, за неимением других примеров), рождаясь, должен иметь некоторые рефлексы, без которых он просто не выживает: дыхательный, сосательный, некоторые другие. Более сложные, но так же необходимые рефлексы формируются позднее. На их основе складываются потребности, стереотипы поведения, что складывается в удовольствия и неудовольствия, стратегии и так далее. И дело даже не в том, что в новом, незнакомом мире почти все знания, которые за свою жизнь сумел накопить мистер Смит, окажутся бесполезными и бессмысленными, а в том, что процесс формирования потребностей и поведения как раз и составляет процесс формирования личности. Если реинкарнированный оставит этот процесс без своего контроля, пустит его на самотек, то новая, формирующаяся личность быстро захватит контроль за эффекторами и, возможно, аффекторами, в результате чего мистер Смит проведет эту реинкарнацию в параличе, в лучшем случае пассивным наблюдателем непонятно чего, в худшем — глухим и слепым.

Конкурировать с биологически адаптированным организмом в создании личности трудно. Маленький ребенок необыкновенно адаптивен, стремительно учится. Достаточно вспомнить, что за год он выучивает язык, до того времени не зная вообще ни одного.

Тактика подавления новой личности и захвата контроля порочна, так как новая личность очевидно лучше приспособлена к своему миру, и такой ультимативный контроль чужака как максимум даст неполноценную, ущербную персону, чье место — в интернате для инвалидов по психиатрическим диагнозам. Поэтому правильной тактикой является совместный контроль, взаимодействие и интеграция. В идеале все функции, контролируемые новой личностью, должны быть контролируемы также и реинкарнированным, но на практике такое чрезвычайно затруднительно и маловероятно. Поэтому области управления обычно получаются сложным образом переплетены и взаимопроникающи. Очень важно обеспечить синергическое сотрудничество с новой личностью, так как вражда, конкуренция, может привести к вытеснению и изоляции любой из частей, что однозначно будет означать крайние неудобства для реинкарнированного. Ближайшая аналогия из общечеловеческой психологии — модель субличностей. Это потребует как минимум нескольких субъективных лет напряженной работы с неизвестной вероятностью успеха.

Для этого желательно понимать закономерности формирования, развития, и функционирования сложных информационных систем, чему способствуют знания в области психологии, теории информации, теории игр, биологии и программирования.

Интересно, что математически никакая инкарнация не может быть последней. То есть, мистер Смит обречен на вечную жизнь без каких-либо шансов на ее прекращение. Об этом Будда тоже откуда-то знал. Знал он также, что привязанности ведут к страданию, причем, говоря об этом, он, скорее всего имел в виду не текущую жизнь, а последующие. Вообразите себе, что мистер Смит при жизни был страстным курильщиком или кофеманом. Родившись в облике сатурнианского кальмара, он не сможет обеспечить себе привычное удовольствие, и будет долго терзаться абстинентым синдромом. Причем объяснить оному кальмару, в чем дело, он не сможет даже при хорошем контакте, а при плохом попросту сделает соседскую личность несчастной.

Поделиться своей памятью с новой личностью мистер Смит тоже сможет лишь очень ограниченным образом, просто за отсутствием параллелей между прошлым опытом и новой реальностью.

Очевидно, что по завершении жизненного цикла тела-носителя, мистер Смит в компании соседней личности перейдет к новой реинкарнации. С одной стороны, ситуация несколько облегчится, поскольку какой-никакой опыт у него (у них) уже будет, с другой стороны, в новой, третьей жизни придется координировать работу же трех личностей, а с третьей стороны, могут быть ложные надежды на то, что в этой ситуации ему как-то поможет предыдущий опыт. Скорее всего, не поможет. Разве что по прошествии ста или тысячи воплощений какая-то практика пойдет на пользу, но вряд ли ранее.

В этой ситуации должен быть интересный эффект. Если мы не говорим о полной и тотальной узурпации власти над телесными и психическими процессами, то, во-первых, новая личность будет все же формироваться, пусть и не в такой степени, как без мистера Смита и компании, а во-вторых, объем потребной памяти будет увеличиваться. Если мы оставляем требования к сохранению личности (включая память) при реинкарнации в пределах каких-то десятков процентов, то это потребует соответственного увеличения мозга-носителя, способного вместить и все накопленные личности, и хотя бы какие-то достаточно большие клочья воспоминаний. Второе условие не столь строгое, мы мало что помним из своего детства. То есть, мы можем помнить, какое-то важное событие, но вряд ли помним, что ему предшествовало или следовало за ним. Тем не менее.

Если вспомнить, что и мистер Смит, и все его соседи по мозгу бессмертны, то остается только проэкстраполировать сансару (последовательность реинкарнаций) до бесконечности. А в бесконечности, в финале этого вечного пути, мы получим существо бесконечного размера, обладающего всеми возможными вариантами опыта, содержащего все личности и все судьбы разом. Собственно, это то, что в буддизме называется Брахманом. С возможностью, между прочим, демиургии. Свойства его непередаваемы словами, как он себя ощущает — вообще неясно, но какие-то параметры слегка обозначены в статье «О величии бога». Ну и, конечно, в буддистских текстах, хотя без математического аппарата и соответствующей терминологии применение случайных, хоть как-то подходящих терминов приводит к запутанным, многозначным текстам, простой и прозрачный смысл которых маскируется отсутствием в языке подходящих слов для его выражения.

Напомню, что каждая составная часть Брахмана работает быстро и четко, но полностью, из-за своих размеров, он не в состоянии профункционировать за конечное время. Впрочем, спешить ему абсолютно некуда. Это нормально, и такое состояние наилучшим образом описывается словом «нирвана».

Достичь этого состояния, не будучи бесконечным и всеведущим, невозможно. Однако, есть тонкость.

Если мистер Смит под руководством мудрого учителя займется соответствующими практиками, то у него есть шанс впасть в специфическое, не предусмотренное эволюцией состояние, когда все входы и выходы замкнуты на себя, он ничего не воспринимает, ни о чем не думает, но и не умер. Очень хорошая аналогия — зависший компьютер.

В этом состоянии он незаметно для себя умирает, рождается (допустим) в теле сатурнианского кальмара, проживает пассивно эту жизнь, ничем новой личности не досадив и не заметив этой жизни, и так, не выходя из зависшего состояния, добирается до Брахмана, достигая таким образом нирваны субъективно мгновенно.

Он одновременно становится Брахманом, становится частью Брахмана и становится равным Будде, поскольку любая «зависшая» личность эквивалентна любой другой «зависшей» личности, включая великого принца Гаутаму.

Надо сказать, что такое состояние зависания, как уже сказано, не предусмотрено человеческой биологией, так как не дает преимуществ для выживания популяции. Это тонкий хакерский ход, фокус, взлом системы, и я до сих пор не понимаю, как Будда мог додуматься до такого остроумного и единственного решения проблемы выхода из сансары. Тем более без математического аппарата и без современных знаний о биологии и психологии. Хотя кто его знает, кто и чему его там учил… Так вот, не каждому, далеко не каждому человеку он доступен даже при старании. Но если вы не собираетесь вечно скитаться по недружелюбным мирам (где за бесконечное время с вами случится не только все, о чем вы мечтаете, но и все, чего вы боитесь, и даже то, возможность чего не в состоянии предположить), то имеет смысл позаботиться о том, чтобы, по крайней мере, за отпущенный срок пройти возможно большую часть пути к нирване.

Собственно, это почти все, что я хотел сказать.

Теперь еще одна мелочь. Я отдаю себе отчет, что глубоко обидел романтически настроенных эзотериков, которым приятно считать, что в прошлой жизни они были воином или принцессой, и отказываться от этого им больно и обидно. Я, конечно, мог бы спросить, почему среди них так много особ королевской крови, и ни одного китайского крестьянина, которых за историю человечества было больше всего, как бы не половина. Но ладно, так уж и быть. Есть один механизм, который отчасти позволяет им продолжать пользоваться своими мистически-романтическими фантазиями.

Цитата из статьи «О природе снов»:

Все мы знаем, что во сне можно прожить несколько часов, а то и дней. Однако сама фаза быстрого сна длится минуты. При некоторых усилиях можно отследить, что не все прожитое во сне время проживается последовательно. Занудные и несущественные эпизоды пропускаются, оставляя только память о том, что они были, подобно «условию задачи», которое к моменту начала сна сообщает вам, кто вы такой, где вы, и кто все эти люди. Скажем, вы идете по дороге, идти долго. Смена кадров – и вы уже пришли, и помните, что шли часа четыре. При нарушении процесса посыпания эта информация может еще некоторое время быть актуальной.

Однажды полчаса после пробуждения я удивлялся, как я мог забыть, что мне одна знакомая зачем-то подарила каморку (дворницкую) на Курской, и куда же я задевал ключи… Разумеется, это все было только частью заданных обстоятельств из сна.

В психиатрии известны такие явления, как конфабуляция, ложная память, которая может синтезироваться по механизмам, аналогичным тем, которые используются во сне. Ложная память может быть сколь угодно яркой и сколь угодно фантастичной. Мы можем ее считать, вместе с психиатрами, нарушением, а можем вспомнить, что все, что мы способны помыслить, где-то в бесконечной вселенной существует. То есть, формально, если подумать, то и фактически, ложная память таковой не является, и любые воспоминания в точности отражают некоторые события, которые происходили или будут происходить в какой-нибудь далекой-предалекой галактике. То есть всякий, у кого есть некие воспоминания, не связанные с текущей жизнью, может, не кривя душой, считать, что хранит в себе частицу какой-то другой, более ранней судьбы. Субъективно ранней, поскольку вероятностный характер сансары (отсутствие механизма передачи информации) позволяет уйти из-под закона причинности, и субъективно последовательные реинкарнации могут быть произвольно размещены в физическом времени — до, после или во время текущей жизни.

Объем воспоминаний такого рода может быть весьма большим и даже сопоставимым с объемом реальных воспоминаний этой жизни. Я не искал специально, но как-то читал жалобы женщины, которая за относительно недолгое нахождение в коме прожила субъективно несколько насыщенных лет, имела семью и детей, очень хорошо помнит и людей, которые ее окружали, и события, и страдает от того, что не в состоянии к ним вернуться. Вот, даже нашел:

У меня было счастливое детство, отличные бабушки и дедушки, родители, сестра, со всеми очень тёплые отношения.
Познакомилась с молодым человеком в институте, стали встречаться, сделал предложение, поженились, устроились работать, забеременела, родила сына. Сыну 3 годика исполнилось, готовлю стол, в ожидании гостей, весело общаюсь с любимым мужем, сынишка бегает рядом.
И тут я проснулась. Я была в коме, меня избил мой бывший парень-наркоман, из родственников только мать, которая уходит в запои, комната в коммуналке на двоих с ней.
Прошло несколько месяцев с момента моего возвращения "домой", я все ещё в шоке. Это все нереально. Реальность была там, в мире, который построил мой мозг, с людьми, которые никогда не существовали.
Пристрелите меня, я хочу обратно к сем
ье.

Такие случаи, конечно, в первую очередь относятся к компетенции психиатров, но могут быть объяснены и другими способами (второй закон Ванталы: «Все можно объяснить как угодно»), и вполне подпадают под варианты воспоминания о предыдущих жизнях.

Тем не менее, практически весь поток сообщений о таких предыдущих жизнях не выдерживает никакой критики ни по знанию языков, ни по знанию быта, и подвержен разрушительной критике филологов и историков. Впрочем, заниматься просвещением обывателей я здесь не намерен.

Далее - в статье «Конец света».

Комментарии

1. DGN, Среда, Август 09, 2017, 22:33:

Вся эта прекрасная философия построена на математической абстракции, имя которой бесконечность. Именно она дает причудливые результаты, гарантирует реинкарнацию и т.п.

Сегодняшние научные данные говорят о конечности вселенной, просто по факту того, что инфляционный процесс завершился. Комбинаторика говорит нам о комбинаторном взрыве, во вселенной крайне маловероятно найти даже атомарно идентичную песчинку (хоть кремний и распространенный элемент).

Немножко занудства - человек с двумя головами это на самом деле два человека (близнеца) вросших друг в друга. Даже в случае общего мозга (недавно разделили) сознательной информационной передачи не было.

Атомный синтезатор есть физическая абстракция, примерно уровень демона максвелла.

Тем не менее, не все так плохо. Чтобы посмотреть кино снятое в Голливуде, нам не требуется атомный синтезатор восстанавливающий поатомно лист целлулоида, нам не нужно восстанавливать спин всех фотонов через него пролетающих, и так далее. Вероятно, считывание и запуск эмуляции личности достаточного качества станет доступен если и не при нашей жизни, то детям уж точно. Хотя... Наши родители считали что мы будем ездить отдыхать на венеру и марс. Но не будем о грустном.

Так вот, Смит это или не Смит будет определять социум. Внутри себя, если программа самосознания будет хоть как то выполняться, Смит будет ощущать себя истинным Смитом. Был случай когда человеку снесло полмозга рельсом. Он выжил и продолжал работать на железной дороге. Коллеги отмечали его мрачность, скрытность, раздражительность. Тем не менее, они продолжали считать его мистером Гейджем. Так что вопрос о повреждении одного атома вообще не стоит. Совсем недавно скончался чиновник потерявший в результате долгой и продолжительной болезни 95% мозга в течении 30 лет (никто ничего не заметил, кто бы мог подумать).

Я как то начал обсуждение темы на хоботе, если кому интересно, присоединяйтесь. http://forum.ixbt.com/topic...




Условия обработки персональных данных

© Александр Лебедев

Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи