Психолог Александр Лебедев

Конец эпохи правды


Посвящаю моему другу Михаилу Константиновичу Вавилову, который уже давно заподозрил, что добром интернет не кончится.

Эту статью я написал под влиянием статьи «Расследование Das Magazin: как Big Data и пара ученых обеспечили победу Трампу и Brexit». Не то, чтобы там были какие-то новости для меня, но, по крайней мере, еще до кого-то стала доходить качественная суть изменений в нашем мире, связанных с развитием сетевых технологий. И совершенно несущественно, насколько события, описанные в этой статье реальны. Когда выдумка слишком похожа на факты, вопрос оказывается не в истинности, а в тенденции. 

Если коротко, в статье речь идет о том, что победу Трампу на выборах обеспечили технологии анализа сетевого поведения пользователей и таргетирования подачи информации. Опять же, никаких принципиальных новостей в этих технологиях нет, они лишь были применены беспрецедентно масштабно и системно. Было проанализировано поведение в сети огромного числа людей, и на основе анализа и систематизации огромному же числу людей были предъявлены индивидуализированные информационные стимулы, что повысило их (стимулов) манипуляционную мощность.

В мелком, нищебродском масштабе этим занимаются все социальные сети, поисковики и рекламные сервисы. Если вам случилось погуглить слово «слон», то еще долго контекстная реклама будет вам предлагать купить слона в самолучших магазинах по самым «выгодным» ценам (ну, если вы не догадались установить на своем устройстве блокировщик рекламы). Это наивно, малоэффективно, но это работает и за это платят. Теоретически можно было бы усовершенствовать эту систему до того уровня, какой описывался в упомянутой статье, но это пока не монетизируемо.

Пока. Сетевые технологии развиваются стремительно, информационное изобретение затратно только в период разработки, готовая же программа может быть растиражирована за гроши. При этом вначале цена программы достаточно высока и доступна только серьезным клиентам, но по мере обмеления рынка продажи переориентируются на все менее щедрые слои клиентуры.

В указанной статье прекрасно описан сенсационный прецедент, но не сделаны интересные выводы, следующие как из оного прецедента, так и из тенденций, которые к нему привели, и все еще продолжают действовать.

По всей видимости, распространяющееся использование описанных технологий (и не только оно) будет иметь интересные последствия, которые, возможно, полностью изменят образ жизни множества людей.

Хочу попробовать их обозначить.

 

Последствие №1. Изоляция информационных миров.

В старые времена люди жили обособленными поселениями, деревнями и городками, в каждом из которых существовали свои традиции, правила, приметы, даже знания об окружающем мире. Сейчас эти составляющие культуры обобществлены, каждый в состоянии ознакомиться с информационным наполнением любой другой социальной группы. Однако далеко не каждый это делает. Несмотря на то, что, например, информация о рейв-культуре общедоступна, обычный человек может и не быть в курсе, что это такое, в то время как рейвер может точно так же не знать, что происходит в мире теннисистов, и не испытывать в том нужды.

Обычный пользователь не шарит наугад по сети, как это было на заре интернета, он пользуется ограниченным набором источников интересной и приятной ему информации, и редко выходит за его пределы.

Таким образом, приверженцу какой-то стороны жизни кажется, будто мир вращается вокруг его интересов. Православный считает, что вся страна — православная, спортсмену кажется, будто основное, что в стране происходит — это спорт, для музыканта мир состоит из концертов и записей, и так далее.

Несколько особняком стоят политика и бизнес. В результате того, что увлеченные этими занятиями люди более обеспечены, чем другие, то и оплаченного внимания журналистов и копирайтеров на них приходится больше. Поэтому доля информации, посвященная этим хобби, аномально высока, и даже средний обыватель в результате сильно переоценивает значение этих структур в своей жизни.

Такая ситуация сложилась стихийно, спонтанно, но в новой реальности сети более организованные игроки будут стремиться предъявить пользователю только актуальные для него рекламу и информацию, еще более изолируя его от «общего» информационного пространства. Об этом я еще напишу ниже.

Такая тенденция приведет к еще более сильной дивергенции и поляризации общества по многим параметрам. Герберт Уэллс в «Машине времени» описывал разделение общества на два вида: элоев и морлоков. Уже понятно, что их будет не два, а гораздо больше. И то неплохо.

 

Последствие №2. СМИ гибнут.

Эволюция средств распространения информации началась с устных рассказов и слухов, продолжилась книгопечатанием, периодическими изданиями (газетами и журналами), затем телеграфом, радио, кино и телевидением, а сейчас — интернетом.

Каждый новый, более эффективный вид распространения информации теснил предыдущий. Появление телевидения потеснило библиотеки, отчего культурные люди ужасались, что новое поколение не читает книг, интернет потеснил телевидение, отчего телевизионщики, которым кажется, что их работа очень важна, ужасаются падению нравов нового поколения, которое, страшно вымолвить, не уделяет их трудам должного внимания. А телевидение сегодня — это всего лишь один из множества коллективных видеоблогов умеренного качества, замусоренный рекламой, преимущество которого лишь в том, что он имеет доступ к эфирному вещанию, что делает его гораздо более доступным. Поэтому и смотрят его только те, для кого доступность является решающим аргументом: пенсионеры, бедняки и идиоты. Извините, никого не хотел оскорбить соседством этих категорий, просто так сложилось.

В 90-х был бум газет и журналов, появилось множество изданий, что дало старт новому поколению пишущих людей, но сейчас бумажная продукция носит откровенно либо рекламный, либо политический характер. Бумажные СМИ дороги, медленны, имеют небольшой охват. Речь, конечно, идет о больших городах, в глубинке ситуация иная, но глубинки становится все меньше.

Чем более простым для пользователя становится доступ в интернет, тем меньше внимания уделяется газетам и телевидению. Лично у меня телевизора нет уже десятки лет, газету я последний раз держал в руках месяцы назад (не буду врать, что читал), работающий телевизор видел примерно тогда же, и подобных мне людей все больше.

Понятно, что агония будет долгой и болезненной, но эра телевидения и газет завершается.

 

Последствие №3. Поляризация общества по интеллекту.

Интеллект нельзя жестко отнести к характеристике интересов, хотя, конечно, человек, интересующийся авиамоделиированием и человек, интересующийся потусоваться в парке с пивом, будут, скорее всего, отличаться по этому признаку. Механизм разделения здесь несколько иной.

«Из всех искусств для нас важнейшим является кино» - эта ленинская фраза гордо цитировалась советскими киношниками. В полном же собрании сочинений В.И. Ленина (5-е изд., Т. 44., с. 579) написано чуть иначе: "Пока народ безграмотен, из всех искусств для нас важнейшими являются кино и цирк".

Если честно, это неправда. Не уточнял Владимир Ильич про безграмотность и цирк. Но байка настолько хороша, и обоснование настолько очевидно, что ходит эта утка по сети кругами. Сейчас поймете, почему я ее привел в обеих формах.

Сегодня практически все умеют читать. Но не все любят.

Понимате ли, кино, движущееся изображение, выглядит довольно близко к реальности, и человеку не приходится тратить дополнительных сил для восприятия информации. Статичная картинка требует уже минимальной интерпретации, а чтение текста нуждается в усилиях, не предусмотренных природой.

Поэтому существует два резко различных подхода к информации.

В одном случае предпочтительнее видеролик, где говорящая голова что-то излагает ртом, во втором — компактный текст, где коротко и внятно изложены сведения.

Смысл сообщения в обоих случаях может быть одинаковым, хотя видеоролик может весить десятки и сотни мегабайт, а его текст — лишь сотни или тысячи байт (то есть в сотни тысяч раз меньше). Ответственность второго варианта обычно выше, так как наболтать в камеру мобильника и выложить результат в сеть может любой кретин, а написание текста требует осознанных усилий по формированию и выражению мыслей, и хотя бы умения писать. Поэтому и поговорка: "Говорит, как пишет", то есть внятно, четко, связно, осмысленно. Хотя, конечно, хорошая речь может быть лучше плохого текста. Но и встречается она не то, чтобы очень часто.

Я считаю, что если информация не настолько ценна, чтобы утрудить автора набивкой ее на клавиатуре, то и моего внимания она тоже не стоит.

Есть исключение: фильм. Та же самая информация может быть подана в сопровождении сложного и красивого видеоряда, что требует совместных трудов профессионалов, стоит денег и потому используется почти только тогда, когда имеется платежеспособный спрос. В этому случае, когда какая-то идея оформлена таким дорогим и красивым образом, у скептического человека появляется вопрос: «А кто и зачем это оплатил?»

Обычно ответ на этот вопрос дает и возможность увидеть манипуляцию, заложенную в фильме. Удивительно, но при внимательном рассмотрении даже познавательные ролики BBC и NatGeo имеют пропагандистскую основу.

Но важно не это. Важно, что видеоролик зритель будет смотреть столько, сколько он длится, пассивно воспринимать его со скоростью речи, в то время как текст можно быстро просмотреть. Видеоролик исключает возможность перекрестной проверки информации, а в тексте можно выделить фразу, погуглить, и, потратив еще минуту, ознакомиться с несколькими точками зрения на вопрос.

Поэтому нашумевший фильм «Вода», в котором излагаются бредовые идеи относительно информационных свойств воды, несмотря на то, что он уже многократно разобран по косточкам и опровергнут всеми, кому было не лень, все еще пользуется интересом у определенной части населения. Тоже относится к откровенно манипулятивному фильму «Безмолвный крик». Попросту те люди, которые смотрят фильмики и те люди, которые читают текстовые опровержения — это разные группы населения, разные целевые аудитории.

Поэтому с упрощением техники съемки и предъявления видеороликов общество будет все более жестко разделяться на тех, кто пассивно смотрит и на тех, кто работает с информацией. Первые не станут проверять поступающие сведения, а у вторых есть хотя бы шанс. С учетом того, что люди склонны объединяться в группы и сообщества, поляризующая тенденция по признаку способности обрабатывать информацию будет усиливаться.

Последствие №4. Вранья будет больше.

Есть несколько парадигм оценки сообщения. Одна из них, бытовая, оперирует понятиями «правда» и «ложь». Строго говоря, правда — это высказывание, соответствующее убеждению говорящего. Ее следует отличать от истины. Истина — это логически корректный вывод из установленных фактов. В другой парадигме сообщение имеет ценность ровно ту, в какой оно изменяет ситуацию. При этом несущественно, правдиво ли оно, истинно ли оно, главное — чтобы работало. Этот подход не обязательно оценивать негативно. Скажем, если надо срочно эвакуировать массу людей, то гораздо проще и эффективнее, а, следовательно, и правильнее, крикнуть «Пожар!», чем пытаться доносить до публики правдивую, но гораздо более сложную информацию о реальной опасности. Подробнее я об этом писал в статье «Темная сторона силы - Обман».

Просто справедливости ради надо сказать, что наиболее известным идеологом это прагматической парадигм был Йозеф Геббельс. И он в этом был чертовски хорош.

Сегодня за ним следуют политические и деловые источники. Постоянно приходится видеть возмущенные обвинения политиков в том, что сегодня они говорят не то, что вчера, что новости сами себе противоречат, что реклама врет, что банковские договоры составлены так, чтобы ввести клиента в заблуждение... Но чему возмущаться? Эти тексты и не предназначены для того, чтобы кого-то правдиво информировать. Их задача — вызвать определенную реакцию. В статье «Почему я не люблю рекламу» я приводил такой пример:

Как-то, в период, когда я старательно занимался четкостью и осмысленностью своей речи, я наткнулся в магазине на бутылочку моющего средства с радостной наклейкой:

До 30% более густая формула!

Весь мой ум возмутился против этого текста. «До 30% более» - русский язык не позволяет такого оборота. «До» - это сколько? 0% - это ведь тоже «до 30»? Формула — как она может быть густой? Вот NaCl — формула, она как, густая или так себе? И более густая чем что? Чем раньше? Чем другая формула? Какая? Кто сравнивал и чем мерил? Это по-английски слово «formula» может означать «состав», о чем копирайтер вряд ли знает, но он же по-русски пишет! Мог бы задуматься на полминуты! В общем, внутренне я плевался и матерился. Столько чуши втиснуто в полстрочки из шести (если считать 30% за два) слов.

У меня заняло довольно много времени осознание, что никто и не собирается писать в рекламе что-то осмысленное, пригодное для понимания. Реклама — сигнал, цель которого в том, чтобы создать иллюзию, будто он содержит смысл, и этот иллюзорный смысл в том, будто товар хорош и в том, чтобы вызвать у идиота желание этот товар купить. У идиота — потому что разумный человек, попытавшись понять смысл сообщения, отнесется к нему с естественным недоверием как минимум.

Как я уже сказал выше, бизнес и политика — наиболее активные поставщики контента, за счет аккумуляции средств. И они же являются наиболее явными приверженцами прагматической парадигмы сообщения.

Поэтому рекламы и пропаганды будет много, и поэтому вся она будет насквозь лжива. Ну, если не отвлекаться от прагматической парадигмы, она будет содержать случайные, разрозненные фрагменты истинных сведений, и будет скрыто побуждать вас к действиям, выгодным не вам.

Просто с позиции здравого смысла простейший фильтр обработки сведений о бизнесе, экономике и политике является рефлекторной оценкой их как брехни. При всей своей простоте эффективность его может составлять порядка 80%. Остальные 20% дойдут все равно до вас окольными путями.

Последствие №5. Манипуляция массами.

Увы, речь идет не тотальной пропаганде. Собственно, тотальная пропаганда тоже имеет место, особенно в слаборазвитых странах, к которым приходится отнести и Россию. Работает тотальная пропаганда достаточно хреново, но работает. Конкретно в России она еще и достаточно слаба, что следует из низкого рейтинга правительства (я не про смешные официальные данные).

Если кто-то сомневается, то вот слова Германа Грефа: 

Я написал в начале, что подача пропаганды может быть достаточно тонкой и индивидуализированной. Понятно, что оппозиционеров бессмысленно призывать выйти на митинг в поддержку государя, но ведь их можно использовать другими образами, не противоречащими их интенциям. Ключевое слово «использовать». Нет, они не перестанут быть приверженцами оппозиции, но из своих оппозиционерских стремлений могут делать что-то, что окажется выгодным тем, кто ими сможет управлять. Это могут быть и тактические провокации, направленные на ослабление оппозиции, а может быть и вовлечение в более глобальные, стратегические процессы, ценность которых не в том, чтобы навредить провоцируемым, а вообще в чем-то отдельном, не относящимся к противостоянию.

Сейчас такие воздействия легки, точечны и разрозненны. Каждый торговец, каждый депутат, каждый кандидат в шишки ведет свою нехитрую и недорогую игру, дергая обывателя за руку: «Покупай вот это!» «Нет, вот это!» «Голосуй за меня!» «Нет, за меня!». Крупных игроков мало, рынок пока не сложился, он стихиен, но, как и всякий рынок, он будет разделен, организован, и право рулить вашими мозгами будет торговаться на биржах.

Неприятность в том, что такое влияние, как оказывается, может быть ювелирно настраиваемым, и та смешная, тупая и грубая политическая пропаганда, которую мы сегодня в России наблюдаем, не идет ни в какое сравнение с предназначенным только для вас нежным капанием на мозги в новостных блоках страниц интернета. Вы и не заметите, как вместе с вашим окружением окажетесь убеждены в какой-нибудь чуши и вовлечены в какую-то выгодную не вам «благородную» активность.

При этом ваши представления о реальности, на которых вы будете основывать свои стремления и действия, могут перестать иметь к ней какое-либо отношение, поскольку, как я уже сказал, основываться будут на окружающей вас информации, а подаваться вам под видом информации будет не истина, не и даже не правда, а СТИМУЛЫ.

Легко оптимистично махнуть рукой и подумать, что вы-то умный, вас-то не обмануть, вы-то разберетесь. Увы, не так легко это сделать, когда ваши друзья, коллеги и родные поддерживают вас в заблуждениях, и когда корпорации тратят миллиарды на технологии, которые заставят вас хотеть бежать в нужном направлении.

Отсюда

Последствие №6. Выдавливание скептиков.

В статье «Несколько слов об идиотах» я писал, что в любой популяции есть примерно 4% особей, которые менее других подвержены стадным чувствам и более других ориентированы на исследование реальности, с более развитым критическим мышлением и ассертивностью.

С одной стороны их положение будет лучше: в силу врожденного скептицизма, независимости и способности к анализу они будут в меньшей степени подвержены тотальной манипуляции. С другой стороны, неуправляемые особи никому не нужны. Ну как никому... Они не нужны сильным игрокам, ориентированным на управление массами.

Еще одна цитата из той же статьи «Почему я не люблю рекламу»:

Время от времени умники пытаются отписаться от спама, договориться с рекламщиками, что именно им не надо совать в нос буклетики и баннеры, потому что они — умники, по рекламе не кликают, и подпрыгивающие и попукивающие картинки им неприятны, но это тщетные попытки. Как я уже сказал, умники не являются целевой аудиторией никакой рекламы. Никакой учет их интересов не принесет рекламщику успеха, а рекламодателю — выгоды. Поэтому в рекламной политике попросту отсутствует механизм учета существования небольшой доли умников. По умолчанию постулируется, что все — идиоты. И просто не существует процедуры обработки жалоб умников. Незачем. Никого не трогает, что вы задолбались очищать почтовый ящик от мусора. Это для вас оно - негативный побочный эффект. А для них — нейтральный.

Это лишь легкий намек на то, в какой степени интересы умников не будут учитываться. Умники станут изгоями, париями, отверженными. Нет, вряд ли кто-то будет всерьез их давить, поскольку они слабо организованы и не опасны (об этом я писал в статье «С кем быть умному человку»), но они наверняка окажутся поражены в смысле социальных защит, бонусов и льгот. Не знаю как в деталях, но уверен, что обязательно. Потому что если они все передохнут или переедут, тем, от кого зависят защиты, бонусы и льготы, станет легче.

Собственно, начало процесса можно видеть по образовательным реформам. Да ведь и об этом я уже писал: «О грамоте».

Последствие №7. Ограничение доступа к информации.

Это уже было, и это необходимо для "Последствия №5". Советская цензура (запрещена в РФ) работала усердно. Принцип был простой: выходить в издательствах и на экранах может только то, что прославляет социализм и КПСС или, по крайней мере, клеймит капитализм. Все остальное запрещено не потому, что оно всерьез вредит, как это могло быть на заре СССР, но лишь потому, что никак не помогает управлять массами. То, что входило в разрез с политикой партии, называлось «идеологически вредным» и запрещалось, иногда с репрессиями. То, что просто не поддерживало политику партии, хотя и не вступало в конфликт, называлось «идеологически невыдержанным» и все равно запрещалось. Хотя обычно без репрессий.

Вопрос чисто технический: поток пропаганды незачем зашумлять, от этого падает эффективность. Тем более, как вы понимаете, все кино, театр, телевидение, книги, газеты, журналы и даже цирк — все это существовало на государственные деньги. Точнее, на деньги, распределяемые правительством. И, естественно, правительство платило только за то, что ему нужно. А за то, что ему не нужно, не платило. И если фильм ему не нужен, не помогает достигать целей, то он попросту не будет показан. За ненадобностью.

Существует такое удобное браузерное расширение «Facebook purity». Оно дает возможность модифицировать вид страницы фейсбука удобным вам образом, в числе прочего позволяет не видеть рекламу и прочий ненужный мусор, например рекомендуемые страницы и рекомендуемых друзей. Так вот, если вы попробуете вставить в сообщение или в комментарий на фейсбуке ссылку на это расширение, то фейсбук откажется его публиковать. Скажет, что у вас в сообщении ссылка на вредоносное приложение. А потому что на фига вы нужны фейсбуку, если не видите рекламу? Вы, может быть, пишете интересные тексты, но это такая капля в море, что в любом случае делать не то, что нужно фейсбуку, он вам не даст. Заметьте, не делать ТО, что НЕ нужно, а делать НЕ ТО, что нужно. Есть разница.

Аналогично сотовый оператор автоматом подпишет вас на рекламные рассылки, а чтобы от них отписаться, вам придется тащить свое физическое тело в офис с паспортом. Мне на это пока удалось не нарваться, но предполагаю, что там еще и в очереди придется посидеть. Запретить не могут, но затруднить отступление от выгодного поведения — вполне.

И это общая тенденция, которая начинается в сети и продолжится в реальном мире.

Поэтому любая информация, которая не ведет к выгоде заказчика, лишь отвлекает клиента от нужного (заказчику) поведения, и следует затруднить клиенту доступ к ней, а в идеале — и запретить.

Поэтому наблюдаемый в сети процесс усиления цензуры (запрещена в РФ), причем цензуры, которая запрещает все и вся просто до кучи (когда сайт блокируется по IP, вместе с ним блокируются и все остальные сайты на этом сервере) — это лишь старт планомерной работы по ограничению доступа к информационному шуму (с точки зрения игроков). Доходит до смешного: по недоразумению Роскомнадзором сутки был запрещен localhost, 127.0.0.1, адрес, указывающий на комьютер, с которого подается запрос. А потому что не глядя.

Это не только российская ситуация. Google хранит 25 миллионов оцифрованных книг, но юридически не имеет права открыть к ним доступ, даже платный.

Я когда-то написал текст «Слова Ванталы». Я не хвастаюсь и не собираюсь обсуждать достоинства и недостатки текста, но штука получилась достаточно интересная и достаточно популярная. Так вот, я, первоисточник(!) никогда не выйду по этому запросу на первое место (а может быть и на первую страницу) в поисковиках, потому что у меня на странице с текстом нет рекламы от этих сервисов. А у тех, кто на первых местах — есть. Хотя, возможно, это у меня припадок паранойи из-за общей параноидальной направленности статьи.

Тем не менее. Скачивайте библиотеки, составляйте на своих дисках коллекции фильмов и музыки, свобода доступа к культуре и знаниям начинает заканчиваться.

Последствие №8. Тотальная слежка.

Вы, наверное, уже это заметили. Любой сервис норовит повесить вам куку, запросить номер телефона, в мобильных приложениях любой фонарик требует доступа ко всем вашим данным. Здесь как раз паранойя не очень уместна, лично ваши секреты никого особенно не интересуют (хотя подпольная торговля собранными данными, конечно, идет), любопытные сервисы и приложения всего лишь собирают объем информации для индивидуализации рекламы и пропаганды, для таргетирования. Чем больше они информации соберут, тем лучше смогут проанализировать корреляцию поведения и интересов, тем лучше, читай, смогут вами (и не только вами) управлять. Собственно, пока еще эти действия прикрываются наивной вракой о вашей пользе, но, поскольку противостоять тенденции вы все равно не можете, уже звучат прямые слова.

РБК:

«Я не вижу проблем с закредитованностью населения, которыми нас пугают правительство и пресса», – заявила предправления Юниаструм Банк Алла Цытович на банковском форуме Адама Смита в Лондоне. По ее словам, проблема банков в том, что есть целая категория людей, которые не хотят жить в кредит. «Вопрос в том, как их загнать в кредитную кабалу, чтобы они наконец начали брать кредиты», – уточнила она.

Член правления Банка Москвы Владимир Верхошинский обратил внимание на обилие информации о массовых самоубийствах заемщиков в провинции. Однако он считает это спекуляциями, а проблема, на его взгляд, заключается в нежелании государства образовывать население. «Для банков это очень дорого. Если кто-то и должен это делать, то государство и правительство, тогда через 10–20 лет мы увидим других заемщиков», – отметил  Верхошинский.

Выступавшие на форуме  банкиры посетовали также, что у российских граждан очень короткий горизонт планирования: даже ипотечный кредит, который банк выдает на 20 лет, заемщик гасит за 5–7 лет в среднем. «По розничным кредитам граждане планируют на год-два, а мы заинтересованы в более длинном сроке, например десять лет, или чтобы люди передавали свои долги из поколения в поколения», –  сказал старший вице-президент Бинбанка Петр Морсин, сославшись на мировой опыт.

Понимаете? О ваших интересах речь вообще не идет. Их просто не собираются учитывать, и даже не скрывают этого.

Эта лемма в равной мере относится ко всем вышеперечисленным пунктам, но здесь важно лишь то, что если какая-то сильная структура говорит, будто заботится о вашей пользе — непременно врет. «Для вашего удобства мы собираем сведения о ваших перемещениях». Ага, ага. Поэтому основной телефон у меня — не андроид и не айфон.

Вообще говоря, вопрос приватности и анонимности очень интересен и стоит остро, есть целые сообщества, им занимающиеся, и специальные операционные системы, ориентированные на безопасность, но я, признаюсь, в силу некоторых причин отношусь к этому достаточно халатно, поэтому, если вам эта тема интересна, просто сообщу, что вы не одиноки в своем интересе.

 

Собственно, основное я написал. Есть и еще несколько интересных моментов, но я не хочу стартовать фундаментальный труд. Это, так сказать, легкий обзор для любопытных. Если же ваше любопытство требует большего, то интернет ПОКА ЕЩЕ открыт. Уже, правда, некоторые его части требуют для доступа ухищрений, но тем не менее, возможности для получения правдивой, истинной информации, у вас все еще есть.

Комментарии

1. Малефик, Пятница, Декабрь 09, 2016, 14:16:

Статья очень интересная, спасибо автору. Почитаю еще его материалы. Вопрос - основной телефон не Андроид - неужто айфон? Нешто Эппл не собирает сведения о перемещениях? Мне всегда казалось, что надежнее всего - рутировать Андроид, запретить приложениям несанкционированную деятельность, поставить файрвол, настроить права, выставить на основной экран ярлыки на отключение местоположения и пакетную передачу данных в GSM, нет? Я не сказал - проще, я сказал - надежнее.

От автора: Нет, не айфон. Самсунг с неактуальной, неподдерживаемой "бада". Это определенные ограничения, но для меня приемлемые, к тому же компенсируемые возможностью заряжать раз в неделю.


2. DGN, Среда, Август 02, 2017, 19:32:

ключевое слово телефон. перемещения отслеживаются сотами. если бы скайп работал через тор, скайпофон мог бы быть решением.




Условия обработки персональных данных

© Александр Лебедев

Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи