Психолог Александр Лебедев

Эмоциональный разрыв


(Эмпатический барьер)

Я уже писал, что функции более древних (в эволюционном смысле) структур мозга имеют приоритет над функциями более новых. Инстинкты — над настроением, эмоции — над логикой, привычки — над здравым смыслом. Писал я и о том, что мозг по своей архитектуре содержит неисправимые ошибки алгоритмов обработки информации, приводя в пример оптические иллюзии и когнитивные искажения. Однако если с первым знакомы все, то второе существует в представлении большинства людей, как некая абстракция.

Я хочу рассказать об одном из когнитивных искажений, которое имеет очень большое влияние на нашу жизнь.

Логика и здравый смысл — замечательные инструменты, подаренные нам эволюцией. С их помощью мы можем принимать сложные, но верные решения, поступать правильно с далеко идущими целями, учитывать в достижении успеха многоступенчатые причинно-следственные связи. Собственно, из этих инстроументов и состоит в большой степени разум — то, что отличает человека от других животных.

Мы наблюдаем обстоятельства (внешние и внутренние), оцениваем их, сопоставляем их с нашими потребностями и нуждами, ставим цели, строим планы и совершаем поступки. Именно в этой последовательности. И далеко не всегда замечаем и понимаем, какое участие в этом принимают наши эмоции. А участие это огромно, и наибольшее — в главных звеньях указанной цепи.

Мы знаем, что эмоции в принципе влияют на наше восприятие. Мы можем по-разному воспринимать одну и ту же погоду, один и тот же фильм, один и тот же разговор в зависимости от того, как мы себя чувствуем, физически и душевно. Из этого легко сделать вывод, который почему-то редко делается, что так же по-разному мы можем оценивать факты и обстоятельства, приводящие нас к решениям и поступкам.

Нет, психологи-то в курсе, и часто для того, чтобы человек перестал делать глупости (поведенческое нарушение, не правда ли?) необходимо (а, в общем, часто и достаточно) исправить огрехи эмоциональной сферы.

Давайте посмотрим на это влияние внимательнее.

Если нам плохо физически или эмоционально, если мы болеем, если нам грустно, то и все вокруг становится тягостным и недружелюбным. И мир повернулся к нам спиной, и люди равнодушны, а то и злы, и обстоятельства складываются на редкость неудачно... И выводы из этих "фактов" складываются в соответствии: все плохо, и лучше не станет, сил нет, и помощи ждать неоткуда. На том и цели строятся соответственно: скрыться от всех, прозябать, чтобы не встречаться со всем этим горьким скопищем неудач и лишений, и скорее бы сдохнуть... Отсюда и планы и решения соответствующие: не поехать в вояж, постесняться претендовать на должность или новую работу, замять перспективные отношения...

И если такое состояние длится достаточно продолжительное время — вот уже готов неудачник.

А в противоположном случае, когда в тебе бодрость, в голове легкость, в сердце радость, сразу и свершений хочется, и жажда странствий, и ощущение гениальности, и роман закрутить и один и второй, и потратить сбережения на ерунду, потому что еще заработаю, так как добрых людей и доступных ресурсов полно же... И совершает человек авантюрные глупости другого рода.

А проходит настроение, что хорошее, что плохое — и оказывается, что за время эмоционального наплыва ошибок наделано что ай-яй-яй. И возникает недоумение: "Что ж я за дурак такой был, что на меня нашло такое?". И действительно непонятно: эмоции-то эмоциями, настроение настроением, но логика-то должна продолжать работать, дважды два-то по-прежнему четыре, а не меньше и не больше.

Ан нет.

Все мы знаем, что скучные, серые, малоэмоциональные люди ошибок делают меньше, а импульсивные холерики грешат необдуманными поступками. Поступки вообще-то обдуманные, но с ошибками. С когнитивными искажениями. Точнее, в данном случае, с одним искажением. Эмоциональный разрыв.

Понимаете, разум — очень молодая функция, непривычная организму. А без разума животным тоже как-то приходится жить, и существуют более старые механизмы, решительно и привычно перехватывающие управление, когда к тому есть достаточные для запуска автоматизма основания.

В данном случае алгоритм прост (вообще-то очень многие старые механизмы просты, иногда до примитивности): оценивается общее состояние организма. Если все штатно, то и поведение штатное. Если имеется стресс, то включается защитная реакция. Если все наоборот, хорошо, то наступает время свершений, активности, пока не прошло. Оно понятно и естественно. Если организм заболел, то надо спрятаться, скрыться, по возможности забить на всю деятельность, и переждать. Если неуютно, то искать варианты, где поуютнее. Если дергано — то вероятна опасность, и надо ли спасаться (страх), или драться с любым движущимся предметом (агрессия). А если вдруг повалили ресурсы, то надо спешить успеть ими воспользоваться.

А наш замечательный интеллект послушно обслуживает заданную программу. Для чего, в своем первоначально примитивном варианте, он только и годился, и до сих пор не отошел от этого способа взаимодействия.

В практическим применении для нас это означает, что в эмоциональном или физическом состоянии, отличном от нейтрального, мы в общем случае необъективно оцениваем обстоятельства, как внешние, так и внутренние возможности и ограничения. Не потому, что мы глупы (ну или не только поэтому), а потому, что более древней и властной структурой оценка направлена на тенденциозное восприятие. Мы недооцениваем влияние эмоций, настроения, состояния на нас. Так мы устроены.

Да, алгоритм уже не вполне актуальный, но пройдут поколения и поколения прежде, чем что-то изменится. Эволюция — штука долгая.

Сделать с этим ничего нельзя. Теоретически можно вводить поправки, но, поскольку оценка и управление происходят по множеству факторов, то и поправок пришлось бы вводить множество, а суть, смысл и размер поправок с потолка не возьмешь. Люди с мощным интеллектом, способные волевым усилием управлять своим поведением вопреки всему, при необходимости принимать серьезные решения в неуравновешенном состоянии пользуются факторным анализом: берут бумажку, выписывают факты и обстоятельства, обозначают связи между ними, взаимное влияние, и все равно отдают эту бумажку на оценку кому-нибудь для контроля. Но ведь по всем поводам так не поступить: это долгая, непростая процедура.

Я считаю себя достаточно уравновешенным человеком, и достаточно умным при этом. Поэтому для меня решающее влияние эмоций происходит нечасто. Не чаще, чем болезнь. И на эти случаи (включая болезнь) у меня есть простое правило: не принимать серьезных решений, когда мне плохо. Это самое разумное, что я могу сделать в этих обстоятельствах. Я отказался от принятия решений в ситуации, когда я не могу быть уверенным в их надежности и не могу скомпенсировать влияние состояния.

Это не панацея, это компромисс и паллиатив, но, по крайней мере, он работает пусть и не в форме принятия верных решений, но в форме страховки от неверных.

Однако это только полбеды. Точнее, треть.

Вторая треть выглядит фантастически: мы не только не в состоянии в горе или в радости полноценно оценить обстоятельства и направить свои способности в нужное русло, но и неверно оцениваем их для нормального или контрастного состояния. Или наоборот: в обычном настроении плохо (неверно) себе представляем, как будем вести себя в другом. Недооцениваем влияние эмоций, настроения, состояния в будущем. Несмотря на знание, что сейчас нам не так, как обычно, и в другое время мы захотим или сможем что-то другое. Умом-то понятно. А вот использовать это понимание для расчета, учесть при совершении поступка — уже никак.

Когда нам плохо, мы строим нищие или злобные планы, а когда хорошо — радостные, авантюрные, в панике или на подъеме делаем то, на что вообще считали себя неспособными, и спустя время удивленно расстраиваемся, каких глупостей мы наделали. И так всю жизнь.

Манипуляторам это известно, и они этим пользуются.

Скажем, если вам случится быть задержанным защитниками правопорядка, и им надо будет как-то вас прижать, чтобы вы сделали что-то, нужное им и вредное вам (подписать левый протокол, признать несуществующую вину), то они будут создавать вам неудобства, физические и моральные, вплоть до пыток, чтобы "сломать" заставить принимать неправильные решения именно из-за вот этого вот когнитивного искажения.

А торговцы всякими многоуровневыми программами и наперсточники (или аналоги) наоборот, стараются создать атмосферу веселья, драйва, умиротворения, чтобы в вас проснулся авантюризм, экспериментаторство, чтобы вы махнули рукой: "А, один раз живем! Кто не рискует — не пьет шампанского!". И, знаете ли, работает.

Есть некоторые средства и против этого, но не настолько простые, чтобы излагать в формате статьи. Хотите — обращайтесь ко мне за консультацией.

Третья треть дурного влияния эмоционального разрыва состоит в том, что мы не можем учесть не только отличия в своем состоянии, но и в состоянии других. Это одна из основных причин недопонимания и недоучета в организации взаимодействия.

Это тоже удивительно. В принципе мы все теоретически знаем, что в разных настроениях разные люди хотят разного и ведут себя по-разному. Но когда доходит до дела, возникает недопонимание и неверная оценка приоритетов находящихся рядом людей, если они не в том настроении, в котором сейчас мы. Как ни странно и ни печально, мозги здесь практически не помогают.

Помогает опять-таки инстинктивное стремление пережить вместе какие-то события, чтобы прийти в общее состояние, в котором возникнет взаимопонимание. Поэтому романтические свидания традиционно проходят по алгоритму совместной деятельности или получения совместных впечатлений (первое предпочтительнее). Известно, что это сближает, и теперь известно, почему. Отсюда и идея командообразования, которое, в результате непонимания сути и смысла, зачастую сводится к тому, что сотрудники сгоняются на некие бессмысленные мероприятия. Отсюда и одна из важных функций разнообразных ритуалов, также объединяющих людей.

Итого: мы знаем, что в нас встроен механизм, эффективно мешающий нам строить планы и достигать целей. Это неудобно, тем более, что это не единственный такой механизм.

Использовать это знание мы можем двояко: в применении к себе мы можем учиться осторожности, если наше состояние сильно отличается от обычного или кто-то пытается его изменить. В применении к другим мы можем совершенствовать свои навыки управления ситуацией: для достижения согласия приводить собеседника в эмоциональное состояние, наиболее пригодное для этого согласия, даже если для него такое согласие будет ошибкой. Об этом я уже писал выше.

Но я не имел в виду в этой статье вырабатывать стратегии а тактики, я хотел лишь оповестить читателя об эмоциональном разрыве, его влиянии, и необходимости учитывать его в жизни. Надеюсь, мне это удалось.

Комментарии

Нет комментариев.



Условия обработки персональных данных

© Александр Лебедев

Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Домашняя страничка Крысолова, консультация психолога онлайн, психолог онлайн, психологическая помощь онлайн, психолог по скайпу, консультация психолога по скайпу, психологическая консультация по скайпу, помощь психолога по скайпу психолог по Skype, консультация психолога по Skype, психологическая консультация по Skype, помощь психолога по Skype, Крысолов, Ratcatcher, Дао Цзи Бай, Слова Ванталы, психология, психотерапия, проблема, кризис, помощь, тренинг, психолог

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи