Психолог Александр Лебедев

Любительское фото


Меня не раз (да и не только меня) занимал вопрос, каким образом развитие фотографии привело к повальному увлечению ею с весьма скромными результатами. Я понимаю, что на заре фотографической эпохи добиться хорошего кадра было просто технически сложно. В теории при таком количестве покадрового выхода хотя бы по теории вероятности должно получаться гораздо больше гениальных снимков. А мы все вспоминаем Картье-Брессона... Получается, что, в отличие от технологии фотографии, фотоискусство пережило свой расцвет и теперь деградирует и у

В начале истории фотография была весьма экзотическим процессом. Во времена, когда любое изображение могло быть только нарисовано, создание картины, к которой не прикасалась рука человека, было волшебством. Таинство экспозиции, для определения выдержки которой привлекалась кошка с ее чувствительными зрачками, таинство проявления, во время которого изображение магическим образом всплывает из ничего в наш мир, гордость, с которой можно было сравнить грубый карандашный рисунок и высокодетализированное изображение на фотографической пластинке... Наверное, то же самое чувство двигало теми, кто печатал на первых принтерах составленные из букв портреты Моны Лизы.

Однако фотография распространялась, экзотика приедалась, и, как составленные из букв картинки вышли из моды, так вышла из моды фотография, не направленная ни на кого - просто как нерукотворное изображение. Фотография приобрела утилитарную ценность - можно было показать далеким людям свой город, или наоборот, посмотреть на город, в котором никогда не был и, наверное, не будешь, повесить на стенку портрет дедушки из этого далекого города или бабушки из еще более далекого города, да и сохранить их портреты после их смерти...

Мы до сих пор рассматриваем такие портреты с интересом и удивлением: вон как, однако, оно все было... На этих, выглядящих наивными, фотографиях ясно видно, что сделаны они именно для запечатления реальности, чтобы можно было с оной реальностью ознакомиться тем, кто ее не встретил. Ключевой была информативность, отображение внешности. То же относится и к городским пейзажам.

Однако постепенно и этот аспект фотографии стал исчерпываться. Появилась первая художественная фотография, так как творческие люди быстро сообразили, что при помощи деревянного ящика и вонючих проявителей можно создавать произведения искусства. Очевидно, было много споров, считать ли фотографию искусством, потому что фотограф не прилагал никаких видимых усилия для того, чтобы получилось "красиво" - все зависело от отображаемой действительности. И впрямь, стоит ли ставить в заслугу фотографу красоту пруда, к которому он вышел погулять с камерой? Это все равно, что хвалить за красоту пейзажа не художника, а заказчика.

К художественной фотографии вернемся чуть позже, а пока несколько слов о дополнительных перспективах, открывшихся перед фотографами. Неожиданным применением оказалась фотография на документы. Действительно, исказить особые приметы на фотографии было почти невозможно.

Многие люди пытаются выглядеть на фотографии на документы хорошо. Это довольно трудно, хотя, при некоторых ухищрениях и возможно. Дело в том, что документальная фотография призвана не польстить изображаемому, а точно отобразить в прямом свете особенности его лица. Вы думаете, когда кто-то сверяет личность с документом, его интересует, насколько хорошо вы получились? Он сверяет ФОРМЫ. Их, понимаете, специально обучают, какие бывают носы, какие глаза, какие губы. И он просто проверяет, насколько их формы точно переданы фотографией. Хотя известен мне случай, когда одну светлую блондинку не пускали обратно с отдыха. В загранпаспорте она накрашенная и светлокожая, а возвращалась загорелая, с выгоревшими бровями и ресницами. Негативчик, так сказать...

Появление растровой печати позволило использовать фотографию в газетах. Это было, без сомнения, революцией в фотоделе, ибо именно благодаря этой технологии появилась целая отрасль - репортажная фотография. Первые репортажные фотографии были невыразительными, так как фотографы не сразу привыкли к возможности ловить людей в действии. Да и непросто это сделать. В советское время в ТАСС за один "пошедший" кадр списывали метр пленки. А в те времена, когда для того, чтобы его сделать, требовалось установить камеру, навестись на резкость, вставить пластинку, открыть пластинку, открыть затвор, поджечь магний, закрыть затвор, закрыть пластинку, в те времена неудачный кадр был почти равносилен провалу задания. Поэтому первые репортажные снимки все же постановочные - люди напряженно глядят в объектив, встав так, чтобы всех было хорошо видно. Напечатанные серым по серому, такие снимки были лучше рисунков лишь точностью линий.

Да, конечно, была ретушь, но знаете ли вы, как эта ретушь делалась? Остро, в иголочку, отточенный карандаш и крохотный офтальмологический ланцет. Негатив скоблился и подрисовывался, чтобы компенсировать ошибки фотографа и несовершенство полиграфии. Попробуйте, интереса ради, отретушировать хоть один негатив, чтобы понять, насколько тонкой и сложной была эта работа.

С улучшением качества печати на фотографию обратили внимание рекламщики. Действительно, если можно выгодно подать товар в его точном изображении, то почему не пользоваться этим? Другое дело, что рисунок не скоро сдал позиции: даже с учетом ретуши рисунок позволял подать товар привлекательнее, четче, красочнее, выразительнее. Поэтому долго еще рекламные изображения делались художником с фотографии. Тем не менее, рекламная фотография постепенно вытеснила рисунки и стала самостоятельной фотографической отраслью.

Никак нельзя пройти мимо того факта, что именно фотография, в данном случае репродукционная, сделала шедевры мирового искусства доступными всем. Да, конечно, цветопередача и сегодня подчас вызывает нарекания, но, по крайней мере, сейчас нет никого, кто не знал бы, как выглядит Джоконда, и для этого необязательно посещать Лувр. Да, я понимаю, что размножение шедевров вызвало и появление репродукций, неуместно развешанных тут и там. Но ей-богу, если бы вы видели, что висело до этого...

Отдельно надо сказать об открытках. Фотографические открытки в начале и середине прошлого века были совершенно разнообразнейшие. Портреты актеров и политических деятелей, коллекции пейзажей и архитектурных памятников, просто милые картинки, изображающие людей на отдыхе и призванные вызвать ассоциации с хорошо проведенным временем... Существовали коллекционеры открыток, в особенности открыток с актерами. Мне кажется, что именно открытки способствовали развитию художественной фотографии. Посудите сами: они должны были отобразить не просто реальность, а такую реальность, за которую хотелось заплатить деньги. Актеры должны были не только быть похожими на себя, но и выглядеть такими, какими они нам запомнились. Пейзажи должны были заставить воскликнуть "Ах, какая прелесть!"...

Именно тогда появилось понятие портретного света, появились первые мягкие и эффектные фильтры, словом, стало возникать и входить в обиход то, чем фотографы пользуются по сей день. Появились и определенные стандарты, мода на некоторые позы и ракурсы. Я думаю, любой, кто хоть раз видел фотоальбомы начала прошлого века, смог заметить эту особенность.

Не удержусь от того, чтобы процитировать фотографический справочник под редакцией В.В.Пуськова 1953 года издания.

"Фотограф, добиваясь сходства портрета с оригиналом, должен изучить лицо человека и определить, какое выражение лица более всего соответствует характеру данного человека.
...
Погоня за так называемой "красивостью" человека на портрете приводит к нивелированию на снимке индивидуальных черт. Следует избегать в портрете бессмысленных ракурсов, ненужных световых бликов и других аналогичных приемов, обеспечивающих стандартную "красивость", но уничтожающих в значительной степени реалистичность снимка.
...
Поза также должна соответствовать характеру снимаемого человека, его возрасту, его состоянию в данный момент. Следует всячески избегать нарочитых, стандартных "театральных" поз. Еще до съемки нужно обратить внимание на то, как обычно сидит портретируемый, как держит руки, голову и т.д., и во время съемки создать наиболее естественную для него позу. Неудачная поза может привести к неверному, искаженному изображению человека на снимке."

Для меня в этом отрывке было наиболее интересна критика кича, который всегда присутствует в массовом искусстве.

К тому времени фотография уже стала массовой, то есть, не каждый фотографирующий являлся фотографом. Естественно, сразу стало ясно, что сделанные "не фотографами" кадры проигрывают профессиональным и по техническому исполнению, и по художественному. Появился термин "любительская фотография". Мало кто из любителей, что тогда, что сейчас, обременял себя обучением и изучением основ фотоискусства. Поэтому профессионалы к любительской фотографии не зря относятся пренебрежительно. Мне вспоминается фотогалерея одного форума, там девушка с приятным, в общем, лицом разместила свои фотографии. Штук двадцать. Вы не поверите, но ни один, НИ ОДИН из них не наведен на фокус... Тем не менее, они в галерее. Удивительным образом при таком сомнительном выходе любители жаждут критики, и, как ни странно, критики благосклонной.

Карел Чапек, рассказ "Человек с фотоаппаратом", 1930 год:

"Один из неисследованных законов оптики гласит, что обычно
первые снимки выходят изумительно, но затем дело идет все
хуже и хуже. Чем ты становишься опытней и твоя работа
профессиональней, тем более хитрые ловушки расставляют тебе
наводка на резкость и выдержка, смещение перспективы, фон,
блеск очков и прочие оптические явления. Имейте в виду:
фотография - настоящий спорт; с нею связаны, во-первых,
известное честолюбие и, во-вторых, отчаянный азарт.
Это-спорт такой же волнующий, как охота на тигров или
лотерея: то промах, то небывалое везенье, то несчастные
дни, то целые фильмпаки, осененные благодатью; никогда не
знаешь заранее, что будет. Я сильно подозреваю, что тут все
дело в каком-то колдовстве или чуде, которое не зависит от
нас и совершенно не в нашей власти.
Может быть, оттого, что удачный снимок представляет собой
нечто дарованное свыше, нечто сверхъестественное, автор его
вправе без всякого стеснения им хвастаться. Я, например,
никогда не бегаю и не кричу о том, какую изумительную книгу
я написал или как мне удалась какая-нибудь статья; но в то
же время без малейших колебаний вытаскиваю из кармана
сделанную мной фотографию и громко требую от каждого, чтоб
он подтвердил, что она у меня замечательно удачна и что он в
жизни не видел такого снимка.
Тут исчезает всякая скромность и благородная сдержанность
самооценки: тут, милый, хвали, хвали меня, восхищайся моим
талантом! Гордость фотографа по поводу удачного снимка -
чувство довольно сложное: человек с фотоаппаратом, с одной
стороны, хвастает своим искусством и личным своим
достижением, а с другой - добивается похвал своему
фотоаппарату и выслушивает их с довольной физиономией, как
будто фотоаппарат - составная часть его личного достоинства,
чем доказывает, что авторское тщеславие - составная часть
тщеславия собственника".

Практически невозможно предсказать, насколько хорошо пойдет дело у человека, купившего фотоаппарат. Замечу только, что обычно художники делают вполне пристойные кадры с самого начала и склонны к совершенствованию, но в остальном - никому неизвестно, насколько удачным фотографом станет человек.

Интересно, что нынешним фотолюбителем движут уже не совсем те интенции, что лет пятьдесят или даже двадцать назад. Возможно, дело в то, что цифровая фотография практически полностью вытеснила аналоговую из рук любителя, и поэтому цена кадра оказывается равной нулю. Нет чувства ответственности за то, насколько внимательно человек отнесся к щелчку затвором. Впрочем, тот же Чапек упоминал об этом почти 80 лет назад:

"Фотографический аппарат относится к предметам, о которых нормальный человек мечтает с детства, в то же время считая их излишними. Но к подаркам у человека никогда нет правильного профессионального подхода: подаренным фотоаппаратом владелец его стреляет направо и налево, как буйный помешанный, которому попал в руки браунинг, - сам изумляясь, что иногда получается снимок. При этом он никогда не пытается постичь великие тайны - например, что же, собственно, делается там внутри: он явно избегает касаться таких технических подробностей,
как шторка, резкость или, скажем, экспозиция. У него к аппарату отношение отчасти суеверное: бог пошлет - выйдет; не пошлет - не выйдет."

Любительская фотография отличается от профессиональной главным образом тем, что профессионал хотя бы примерно представляет, что он хочет получить в результате, а любитель просто щелкает, постфактум сортируя кадры на удачные и неудачные. Причем критерии удачности у него более мягкие, чем у профессионала.

Любитель фотографирует "на память", в альбом или архив. Художественность фотографии в его случае - это просто игра в фотографа, даже если и получится нечто красивое, все равно не вывесить этого кадра на выставке, не напечатать в журнале и не продать заказчику. Это все - для себя. А для себя люди и рисуют, не имея таланта, и сочиняют некачественные стихотворения...

Одним словом, если оставить в стороне мое брюзжание и некоторый снобизм, нынешняя непрофессиональная фотография - дело личное, я бы сказал, глубоко личное. Кадр может иметь ценность только для сделавшего его, или для в него попавшего. И нет беды, что этого достаточно.

В наше время любительская фотография отдалилась от профессиональной настолько, что мерять их следует разными мерками. Примерно настолько же разными, как творчество профессионального музыканта и песни приятеля, поющего на кухне под гитару.

Более того, умение сделать пристойный кадр так же востребовано, как и умение спеть песню, пусть даже профессионалы делают и то и другое гораздо лучше. Я бы сказал, что способность увидеть сюжет и нажать на кнопку - талант, приличествующий культурному человеку.

Говорят, что талантливый человек талантлив во всем. Может, это и так, но вряд ли даже талантливый человек будет стремится доводить ВСЕ свои таланты до совершенства - на это просто не хватит жизни. Стоит ли скорбеть о том, что фотографии, делаемые для себя делаются не так качественно, как это исполнил бы большой фотограф? Очевидно, нет. Не стоит требовать от себя искусства петь как певец, танцевать как танцор, рисовать, как художник, фотографировать, как фотограф. И глупо было бы считать, что делать все это могут только певцы, танцоры, художники и фотографы. Творя, человек получает возвышенное удовольствие, и нельзя его этого удовольствия лишать.

Конечно, в любом деле возможно развитие. Но сложность в том, что легко развиваться в начале пути. Количество труда, потребного для того, чтобы преодолеть следующую ступеньку в пути развития, растет экспоненциально. Рано или поздно приходится сделать выбор: или вы занимаетесь только этим, или вы просто занимаетесь и этим тоже. Естественно, вне профессиональной области приходится сделать второй выбор, несмотря на то, что мне известны многие люди, сменившие таким образом профессию.

В процессе написания статьи я понял, что больше не буду жестко критиковать любителей. Они не ставили себе целью стать профессионалами.

Комментарии

Нет комментариев.



Условия обработки персональных данных

© Александр Лебедев

Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи