Психолог Александр Лебедев

Темная сторона силы - Тревога


Правильнее было бы "Тревожность", но так заголовок лучше смотрится.

Есть люди, которые... Да что там, всем нам знакомо состояние, когда в голове мучительно крутятся опасения по какому-то поводу или по каким-то поводам, причем мы сами понимаем, что оно того не стоит, что вопрос решенный, или пустяковый, или ни то и ни другое, но все равно сейчас мы не сможем его решить, однако мысли никак не уходят, постоянно пережевывается в голове одно и то же, кругами, и не спится, и не отдыхается, и о чем ни заговоришь, все возвращается к одной и той же теме... Хотел почитать книгу, и вдруг обнаруживаешь, что смотришь на страницу и не читаешь, а опять думаешь, думаешь, думаешь...

И заняться ничем толком невозможно, и мучительно это, и настроение ни к черту...

С женщинами такое случается чаще, чем с мужчинами, и я ниже объясню, почему. С ответственными чаще, чем с разгильдяями, и в молодости чаще, чем в старости.

По аналогии с другими статьями "Темной стороны силы" сначала поймем, что это не болезнь и не патология (ну, в абсолютном большинстве случаев). Не может неправильность встречаться так часто. Если это свойство присуще столь многим людям, то, стало быть, оно выработано эволюционно с целью повышения выживаемости популяции, то есть призвано приносить не вред, а пользу. А вот если вместо пользы получается ерунда, то то тут как раз и следует что-то изменить. Грубо говоря, если вы постоянно роняете молоток на ногу вместо того, чтобы забивать им гвозди, то, стало быть, вы неправильно им пользуетесь.

В предыдущем абзаце проскочила оговорка, что тревожность — не болезнь "в абсолютном большинстве случаев". Тем не менее, случаи бывают и другие, и отмахиваться от них нельзя. Не сказать, что тревожность — отдельное заболевание, скорее она бывает симптомом некоторых отклонений в организме. Поэтому когда ко мне, как к психологу, приходят с такими жалобами, я всегда стараюсь сначала исключить наиболее распространенные соматические диагнозы, которым присущ этот симптом: сахарный диабет или наоборот, пониженный сахар крови, болезни щитовидной железы, болезни надпочечников. Собственно, я предлагаю сдать анализы на сахар, на катехоламины и на гормоны щитовидной железы. Женщинам стоит помнить, что эффект повышенной тревожности может случиться от неподходящего орального контрацептива, а также от снижения веса ниже некоего определенного, что встречается при чрезмерных стараниях похудеть.

В этих случаях первично именно ощущение тревоги, а подходящая тема переживания подыскивается мозгом уже вслед.

Вспоминается случай, когда в летнем психологическом лагере ко мне, как к куратору, подошла молодая женщина с жалобами, что она не может заснуть, полночи ворочается, все время о чем-то неприятном думает, даже плачет, и что это не есть нормальное ее состояние. Не буду нудно излагать ход моей мысли, но я предположил, что причиной может быть изменение образа жизни. В лагере было принято почти вегетарианское питание с сокращенным употреблением сахара (не из идеологических соображений, а во избежание случаев отравления хранящейся в тепле колбаской или забродившим компотиком), и я спросил, много ли она ест сладкого в обычной жизни. Она ответила что да, очень (чтобы отмести фантазии отмечу, что она была стройна и спортивна). А у меня, как у застарелого сластены, в палатке лежало два кило сливочных карамелек. Я вынес ей пакет и сказал: "бери". Вы бы видели, с какой жадностью она запустила руки в конфеты. Я сразу понял, что моя гипотеза верна, и предложил ей хотя бы на ночь съедать горстку конфет с чаем. Проблема была решена.

Бывают и просто люди с повышенной возбудимостью, которая в нашей дерганой и суетливой жизни проявляется прежде всего именно таким образом. В этом случае помогут таблетки и микстурки, но, поскольку я психолог, а не психиатр и не невропатолог, то таких клиентов направляю к соответствующему специалисту, равно как и клиентов с подозрением на заболевания нервной системы или психические нарушения.

Также повышенная тревожность может быть симптомом достаточно сильного невроза, происхождение и состав которого могут не иметь никакого отношения к темам, вызывающим тревожные переживания.

В лаборатории И.П. Павлова его сотрудница Н.Р. Шенгер-Крестовникова получала «экспериментальный невроз» у собак. Вначале у собаки вырабатывался положительный рефлекс на изображение окружности и отрицательный — на изображение эллипса. После закрепления рефлексов, круг начинали постепенно поворачивать так, что он в поле зрения собаки постепенно превращался в эллипс... Подопытная собака начинала беспокоиться, а затем срывалась в истерику: лаяла, визжала, срывала капсулу для регистрации слюны, грызла резиновые трубки и т. п.

Диагностика невроза не представляет сложностей для психолога, и работа сводится к терапии собственно невроза.

Но, как я сказал, достаточно часто тревожность, мнительность встречаются и обособленно, как говорят "по жизни", как черта характера, и в степени, мешающей жить в удовольствие.

Человек устроен так, чтобы чувства гнали его все-таки к выживанию, размножению, сохранению популяции и вида. Ни чувства, ни инстинкты, на которых эти чувства базируются, не создавались кем-то персонально. Просто если чувство (эмоция, рефлекс) оказывалось полезным, то у его обладателя было больше шансов на жизнеспособное потомство, и ген, его обусловливающий, оставался в популяции. А если нет — то нет. И никто не заботился о том, чтобы носителю этого чувства было от этого хорошо. Выжил, потомство дал — отлично. А если он при жизни мучился — так это несущественно.

(«Осознанность для счастья»)

Встретил где-то рассуждение: мужские яички требуют относительно невысокой температуры, чтобы сперматозоиды сохраняли подвижность. Природа решает этот вопрос просто: выносит их наружу. Правда, при этом возникает опасность их повредить. Однако и этот вопрос решается просто: яички наделяются высокой чувствительностью, и человек начинает их панически беречь. Задача решена. Мужику неудобно, ну да кто ж его спросит...

(«Что такое психологический кризис?»)

Поэтому обычный диапазон тревожности, пригодный для выживания, простирается от некомфортного разгильдяйства до некомфортной мнительности. И это нормальный диапазон, обеспечивающий — нет, не высокое качество жизни индивидуума, но всего лишь выживание популяции.

Скажу больше: есть определенные профессии, где мнительность уместна, и даже входит в список желательных профессиональных качеств. Это, например, безопасники, в том числе компьютерные, но не только они. Есть даже парадоксальное определение: "здоровая паранойя" — стремление все предусмотреть, перестраховаться и подстелить везде соломки, даже там, где обычному человеку это в голову не придет. Поэтому, когда пользователь в панике кричит, что все пропало, у хорошего сисадмина находится резервный канал, несколько способов удаленного доступа, запасной рейд-массив и два свежих бэкапа.

Как и обещал, объясняю, почему тревожность более свойственна женщинам.

Мужчины не вынашивают младенца, не кормят. Их роль в деторождении заканчивается с эякуляцией. Поэтому природа меньше бережет мужчин, поэтому, в среднем, по сравнению с женщинами, мужчины смелее, беззаботнее, бесшабашнее, рисковее, агрессивнее. Если даже 90% мужчин куда-то денутся, то остатка более чем хватит для восполнения популяции.

(«Какого выбрать мужчину?»)

Поэтому не столь женщина в среднем более тревожна, сколько мужчина в среднем более склонен к риску и авантюрам, что, естественно, отражается и на мышлении и на эмоциях. Поэтому, если жена мне говорит о своих опасениях, я не отмахиваюсь, а честно обдумываю.

Границы тревожности определяются двумя механизмами: первый из них — это инстинктивное требование избегать неприятного. Что естественно и понятно: если в каком-то месте особи холодно, опасно, или еще как-то некомфортно, то надо из этого места поскорее убраться. При этом по тому же принципу блокируются намерения, приводящие к таким некомфортным ситуациям. Как говорится: кошка, единожды севшая на горячую плиту, больше никогда не сядет на горячую плиту. И на холодную тоже. Но для человека, обремененного разумом, из этого инстинкта проистекает структура других механизмов — психологических защит. Эти защиты (по классическому списку Коулмена — числом девятнадцать), предохраняют человека не только от неприятных ощущений, но также и от неприятных мыслей. Поэтому так тягостно обдумывать проблемы. И проблемы зачастую решаются, не будучи всесторонне и тщательно обдуманы.

— А давай ограбим ларек?
— А вдруг поймают?
— Да не, не поймают!

Множество глупостей делается людьми по банальной непредусмотрительности — сработала блокировка обдумывания неприятных последствий. Есть даже "премия Дарвина", присуждаемая посмертно тем, кто погиб наиболее глупым образом. И, когда читаешь сообщения о присуждении этой премии, становится странно: как можно быть таким идиотом?

Второй механизм прямо противоположен: это инстинктивный запрет игнорировать опасность. Если пасущаяся корова не уделит должного внимания бродящему вокруг стада хищнику, то ее съедят. Или пусть даже не ее. Но выживает то стадо, в котором коровы неотрывно следят за врагом, чтобы в случае чего отступить или напротив, оказать сопротивление.

Именно поэтому телевидение и вирусные ролики так любят смаковать "чернуху": зритель не переключится на другой канал, пока на экране происходит что-то ужасное. И, кстати, это также одна из причин популярности фильмов ужасов.

А вот когда эти два инстинкта вступают в конфликт, и возникает та самая мучительная, мнительная тревожность! С одной стороны, ситуация, реальная или воображаемая, пугает, и поэтому игнорировать ее инстинкт не велит. А обдумывать ее неприятно, и поэтому второй инстинкт заставляет человека при обращении к ней мыслями испытывать дискомфорт. Вот так оно и происходит: и гадко, и остановиться невозможно. Одна сторона личности ищет поводы успокоиться, а другая — напротив, поводы испугаться еще больше.

Тут вам и конфликт установок, и инертность доминанты, и все сопутствующие ощущения.

Дочь взяла кувшин и побежала к хаузу (источнику — А.Л.), но, зачерпнув воды, она вдруг задумалась: «Если я понравлюсь сватам, будет свадьба. Потом народится у меня сыночек, подрастет, и я с ним приду в гости к своим родителям, а мать моя скажет: «Душечка внучек, ты уже стал помощником, иди принеси водички, поставим чай кипятить!» Мое дитятко пойдет к хаузу, и только наклонится за водой, ноги у него поскользнутся, он упадет в воду и утонет... Что я тогда буду делать? Что скажу его отцу? О я, несчастная!!!» — и, сидя у хауза, она подняла такой крик и плач, что слезы ее потекли шестью ручьями...

(«Сказка о Лаке и Паке»)

Решений внутреннего конфликта всего три:

1. Усилить одну из доминант
2. Сменить доминанту
3. Воздействовать на физиологическое состояние

То есть, выражаясь простыми словами, надо или насильственно умиротвориться, или тщательно испугаться, или отвлечь организм на что-то еще, или решить дело химически.

Распространенной ошибкой является попытка успокоиться — включить мягкую музыку, полежать, а другой ошибкой — попытка забыться в алкогольном опьянении. Первое работает ненадежно, поскольку стимул достаточно слабый, второе дурно, поскольку для того, чтобы алкоголь сработал как депрессант для подавления инстинктов, его надо достаточно много. Недолго и спиться.

Технически же требуется выбрать, какую доминанту вам усилить, и получить соответствующий сильный стимул. Если вы выбрали умиротворение, как наиболее комфортное и желаемое, то должен предостеречь: за меньшей важностью для выживания оно работает слабее. То есть сильный стимул для организации такого состояния выбрать не так просто. В простейшем случае это может быть просмотр фильма, здесь — слезливой или наоборот, комедийной мелодрамы с хеппи-эндом. Важно, чтобы кино было хорошим.

Искусство — это объект, не обязательно материальный, вызывающий у большинства воспринимающих его сходные, заранее заданные, сильные эмоции.

В противоположность, если вы выбрали испугаться, то вам поможет триллер или ужастик. Тоже хороший.

Инстинкт, видите ли, не разбирает, реальные впечатления или искусственные, слишком уж недавно существует искусство, да, собственно, и сам разум, и человеческая природа еще не успела приспособиться к этим новациям. И если какой-то центр получает достаточно искусственных стимулов, то он утомляется точно так же, как и от реальных, и, само собой, тормозится, что нам и требуется.

Реальные впечатления, впрочем, все равно сильнее и потому эффективнее.

Это все относится к первому варианту — выбору одной из доминант.

Если же вы решили воспользоваться вторым вариантом, то вам нужны любые эмоциональные впечатления, достаточно яркие, чтобы "перебить" оба конфликтующих вектора. Это может быть праздник, игра, активная деятельность, важен только один момент: эмоции ваше занятие должно вызывать сильные.

Поначалу, быть может, вы не ощутите, что вас "отпустило", но, если вы увлечетесь, все получится. Поэтому, кстати, люди, занимающиеся соревновательным спортом (боевые искусства, фехтование, да хоть бы бадминтон или настольный теннис) обычно спокойнее. Да что там, даже острая партия в покер или преферанс может увлечь не хуже и удовлетворить потребность организма в волнении.

Третий вариант очевиден: химические агенты, природные или синтетические. В сложных случаях — нейролептики или транквилизаторы (только по рекомендации невропатолога или психиатра), а в более простых — успокоительные настойки из аптеки — валерьянка, пион, боярышник, пустырник. Вполне себе неплохо работают сахар, шоколад, бананы, а также обычная жевательная резинка. Не смейтесь: жевание и переживание несовместимы, поэтому многие дамы рефлекторно пытаются "заедать стресс" и набирают вес.

Если же, опять же по традиции "Темной стороны силы" говорить о пользе тревожности, то она очевидна. Вполне возможно, а если учесть, что не всякий человек станет читать эту статью, то даже и вероятно, что на работе вас ценят именно за ответственность, то есть, в бытовом понимании — надежность, способность выполнять свои функции несмотря на помехи и форсмажоры. А для этого надо все тщательно продумать и спланировать. И в первую очередь — риски, о которых нам думать, напоминаю, обычно не хочется. И тут естественная тревожность сыграет на вас, компенсируя психологические защиты и позволяя быть предусмотрительнее ваших коллег.

Так что не торопитесь бороться с тревожностью, ваша задача, опять же в традициях "Темной стороны силы" — контролировать и использовать, а не отказываться.

Много дает, разумеется, и управление своим состоянием. Хорошо, если вы можете быть безмятежны и медитативны, когда это уместно, но можете быть сосредоточенны и дотошны, когда это необходимо. Впрочем, управление состоянием рассматривается досконально в разных школах, в основном восточных, и начинать ковырять с краешку эту тему не вижу нужды.

Засим я надеюсь, что сумел худо-бедно несколько прояснить вопрос для заинтересованных, и желаю читателю гармонии и в покое, и в активности.

Комментарии

Нет комментариев.



Условия обработки персональных данных

© Александр Лебедев

Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи