Психолог Александр Лебедев

Темная сторона силы - Злость


Вначале я хотел поставить название «гнев», но подумал, что такой синоним уж больно позитивно звучит. Гнев, в отличие от страха, вполне может быть праведным, благородным. Злость, впрочем, тоже имеет некоторые позитивные коннотации. Например, «злой до работы». Или оборот «И такая злость меня взяла, что я…» вдруг собрался и сделал что-то хорошее.

Суть же одна: злость, гнев, агрессия, ярость, стремление сделать плохо, жажда навредить, разрушить. Тем не менее, буду пользоваться словом «злость», оно как-то пошире будет, и не связана работами видных исследователей, и, кроме того, мне все же хочется рассмотреть те моменты, когда использование злости себе во благо не ограничивается примитивными и затасканными случаями.

Итак: злость в основе своей – протест. А еще точнее, форма протеста, когда способом разрешения конфликта видится уничтожение, подавление объекта, его вызывающего. Нет, не сознательно, конечно: это чисто инстинктивное действие. Напал волк? Зло! Убить! Напал враг? Зло! Убить! Обидел сосед? Зло! Ну, не убить, так, покалечить слегка. Упал камень на голову? Зло! Выкинуть на фиг, чтобы больше не падал. Еретик подрывает основы моего авторитета? Зло! Сжечь! Чтобы другим неповадно было.

Кстати, насчет «неповадно». Злость достаточно часто демонстративна, поскольку состояние гнева заодно дает человеку и энергию на его (гнева) утилизацию. Знаете состояние «дрожать от злости»? Это в мышцы пошло питание и сигналы что-нибудь немедленно сделать. Полный энергии человек, активно и деятельно защищающий свои интересы, выглядит выгодно (вплоть до идеализации во множестве голливудских боевиков), повышает свой видимый статус, и потому покрасоваться в боевой форме или с оружием в руках – любимое развлечение большинства мужчин.

Гнев сам по себе не направлен, это состояние, запускаемое ситуацией, а вектор образуется отдельно. Поэтому существует выражение "срывать злость на ком-то". То есть причина какая-то одна, может быть даже непонятная, а выход находится где-то еще.

Когда я работал в одном НИИ, там был виварий, в котором жили подопытные мыши, крысы, кролики... Работницы вивария временами уходили в отпуск, и тогда сотрудники лаборатории по очереди их заменяли: задавали животным корм и меняли подстилку. Как-то, во время моего дежурства, когда я уже все сделал, что требовалось, я остановился просто посмотреть на клетку с двумя или тремя десятками мышей. Это довольно занятное зрелище: у дверцы клетки самые активные: лазают по прутьям, любопытствуют, выясняют отношения... В середине - поспокойнее: чешутся, гуляют. У задней стенки - сонное царство.

И вот, у одного мыша хвост высунулся между прутьев наружу. Тоненький такой, смешной хвостик. Я взял его и потянул. Мыша прижало попой к клетке, он в панике заверещал, а его товарищи немедленно к нему подбежали, стали интересоваться, что случилось. Испуганный же мыш, продолжая верещать, начал на этих товарищей набрасываться, царапая их и кусая. Ведь ему же ясно, что на него напали, поймали его, обижают, надо же защищаться! А другим мышам непонятно, чего это он к ним так...

И ушел я из вивария с озарением, инсайтом: Когда кто-то злится, это означает, что ему от чего-то плохо. И кидаться он при этом может даже на тех, кто пришел ему помочь. 

Поэтому ситуация, вызывающая гнев — это одно, сам гнев — другое, а то, на что он выливается — третье.

Злость, в принципе, вполне себе эффективный механизм выживания, конкурирующий со страхом. И там, и там триггер – ущерб каким-то интересам, но если страх запускает механизм избегания, то злость – механизм устранения, подавления. Конкуренция между гневом и страхом решается оценкой уровня опасности и уверенности в своих силах. Эту конкуренцию можно наблюдать, загоняя животное. Пока есть куда отступать, оно может трусить, поджимать хвост, выглядеть жалко… По мере приближения к гнезду (там появляется интерес защиты потомства) или к тупику шансы спастись бегством уменьшаются. Когда они уравниваются с оценкой возможности отбиться, возникают колебания и амбивалентность поведения. А когда снижаются до безнадежных, животное, загнанное в угол, сражается до последнего, потому что удрать не получится, а так может быть хоть какой-то шанс.

Очень романтично смотрится издалека (в кино или в книге) благородный доблестный самурай, рубящий катаной напополам всякого, кто осмеливается проявить недостаточно почтения к нему (причиняет ущерб статусу). Но, во-первых, вовсе не всякий – самурай, во-вторых, не у всех есть катана и умение ей махать, и, в третьих и главных – у нас сегодня не принято. Не поймут. Вплоть до лишения свободы.

Есть, разумеется, социальные слои и группы, субкультуры, в которых до сих пор считается нормальным и даже одобряемым засветить в глаз в порядке выражения осуждения. Но если кто-то станет это делать на собрании, в очереди в посольство за визой, при общении с клиентом, или наоборот, с исполнителем, то либо не проживет долго, потому что может нарваться на кого-то, кто сильнее (например, на полицию), либо может оказаться в холодной и неудобной местности в холодном и неудобном доме, по той же причине, либо не найдет себе нормальной работы. Есть исключения, но о них – позже.

Разумеется, как и все другие человеческие качества, способность злиться выдана природой разным людям в разной степени. Интересно, что эта способность делится на три части:

  1. Легкость запуска (гневливость, раздражительность, вспыльчивость)
  2. Сила аффекта (от нахмуриться до разнести все вокруг)
  3. Устойчивость аффекта (от кратковременной вспышки до многолетней ненависти)

В каждом человеке эти три функции представлены в случайном размере. В полярных вариантах они могут считаться патологическими, несовместимыми с социализацией. Не будем рассматривать случаи, требующие вмешательства полиции и психиатрии, ограничимся чем-то, что может быть интересно и полезно обычному человеку.

Надо сказать, что для каждой из трех функций крайние проявления обычно неудобны носителю. Если человека невозможно рассердить, то его способности защищать свои интересы ограничены. Если его злость слаба – то же самое. Если мимолетна – тоже. Напротив, раздражительность, неуправляемость, злопамятность могут заставить человека заниматься не тем, что ему полезно и приятно, испортить отношения с окружающими и вообще жизнь. Поэтому, если некто хитрый намерен навредить кому-то вспыльчивому, то часто старается вывести последнего из себя, дабы тот сам наделал глупостей себе во вред. Особенно любят этот метод нерадивые полицейские, которым нечего предъявить задержанному, и надо быстренько что-то организовать прямо на месте.

Проскочило слово «неуправляемость». Да, управление, контроль, владение – то, о чем я все время твержу в «Темной стороне силы». Управление злостью традиционно сводится к умению молча и бездеятельно, сжав кулаки, скрипеть зубами,  а потом страдать бессонницей, огрызанием на домашних и несварением. Это, конечно, вовсе не управление. Управление – это когда вы можете запланированно применить нечто себе на пользу.

Я уже намекнул, что состояние гнева может быть полезно в конфликте. Настолько полезно, что берсеркеры искусственно приводили себя в состояние злобного исступления, а Александр Македонский отбирал в свою армию тех, кто в гневе краснеет. Сейчас не имеет значения, почему именно их, а существенно, что он вообще не рассматривал тех, кто не злится.

Итого: чтобы употребить гнев себе на пользу и не получить от него ущерба, нам нужен контроль над всеми тремя функциями: приходить в гнев тогда, когда это выгодно и не делать этого тогда, когда невыгодно, регулировать амплитуду гнева, контролировать продолжительность.

Как я уже сказал, некоторым людям разозлиться очень трудно, другим, напротив, трудно этого не делать.

В обыкновенном состоянии человек постоянно находится в состоянии некоторого напряжения. Можно себе представить злость в виде пружины, которая всегда несколько взведена. Какие-то события добавляют завод, какая-то активность наоборот, его спускает, что-то может частично разрядить пружину вхолостую. Но в общем и целом всегда есть некий типичный уровень раздражающего события, который может сработать пусковой кнопкой. В результате указанных процессов для каждого человека этот уровень всегда примерно одинаков, хотя в разных ситуациях может несколько колебаться. Это нормально и закономерно.

У одних людей собачка (в данном случае не животное, а защелка, стопорящая пружину) может отпускать пружину лишь от значительного усилия, а у других – только прикоснись. Чем сильнее завод, тем хуже держится собачка.

Пружина может срываться у одних людей только когда взведена до упора, у других собачка соскакивает даже если взвод – полоборота. В первом случае во вспышку гнева может вылиться довольно большая энергия (хотя и не обязательно, если нормальный уровень злости в спокойном состоянии высок), во втором этой энергии просто нет.

Пружина может раскрутиться сразу, создавая буйство, а может выдавать энергию постепенно, организуя тот самый случай, когда «месть подают холодной».

Остается еще только одна деталь – маховик. Груз, который приводится в действие пружиной. Если человек силен и властен, то плоды его гнева могут иметь далеко идущие последствия – маховик тяжел. Гнев же младенца никому вреда не нанесет. Эта часть метафоры находится чуть в стороне от основного поля, но ее следует учитывать.

Первая сложность в том, что уровень злости у каждого человека свой, стандартный, более-менее постоянный, и невозможно копить и сдерживать ее до бесконечности, или наоборот, бесконечно высасывать энергию из нее. В любой момент полезно иметь необременительный запас злости в пассивной форме, чтобы применять по надобности. Причем иметь в динамике, чтобы канал выхода не зарастал мхом. То есть, злость надо непринужденно прокачивать.

Многие люди, особенно с высоким уровнем агрессии,  делают это интуитивно, вступая в конфликты по всем возможным поводам (и получая от этого добавочные бонусы в виде уступок). Люди с низким уровнем агрессии конфликтов зачастую избегают из страха осуждения (пусть даже и оппонентом) и меньше рискуют. Помните конкуренцию страха и злости?

Неконфликтные, добрые и незлобивые люди идут на противостояние, только будучи доведенными до отчаяния, делают это неумело и проигрывают. Оно вам надо?

Итак, о прокачке: каким бы ни был ваш естественный уровень злости, нужно научиться его освобождать и его подпитывать. Поначалу это может быть неприятно и непривычно, в особенности с учетом общепринятого воспитания, может противоречить светлым, альтруистическим установкам никому не причинять зла (читай: дискомфорта), но, во-первых, я вовсе не учу вас здесь терпению и смирению, а во-вторых, никто никогда не может знать, добро или зло вы творите с самыми лучшими намерениями или без оных.

Время от времени нужно участвовать в сварах, от души, с удовольствием, доходя до такой разрядки, чтобы после конфликта чувствовать не взведенность, а облегчение. Понятно, что лучше это делать не с людьми, с которыми вы вынуждены постоянно взаимодействовать – не с родными, коллегами, соседями, а с людьми случайными, чтобы ваши оплошности, происходящие от недостатка техники, там же и остались – в магазинной очереди, автобусе, форумном скандале, и не повлияли дурным образом на вашу обычную жизнь.

Вторая сложность состоит в том, что управление пусковым механизмом у нетренированного человека развито слабо. А вам нужно уметь спускать собак не тогда, когда они порвут цепь, а тогда, когда вам это удобно или выгодно. Рекомендую начать тренировки в сети, где причинить реальный вред довольно трудно. Почти в любой сетевой тусовке случаются скандалы. Зарегистрируйтесь, обживитесь, поймите, кто из противников вам сейчас по зубам, и начинайте. Ваша задача состоит в том, чтобы, улучив подходящий момент, разозлиться на противника и от души полить его ушатом кипящего дерьма. Формулировки должны быть такие, чтобы излив их, вы ощущали торжество и удовлетворение. Это целевой внутренний результат. Во время процесса вам следует испытывать азарт, стремление загнобить противника, беспощадность. Вначале вас будут часто банить, но после некоторой практики вы сможете исполнять это упражнение, не преступая местных правил. Правильное, заданное вами, поведение вашего противника должно быть следующим: сначала он должен вести конфликт против вас, пытаясь найти ваши больные точки (оскорбления и обвинения, которые были бы достаточно близки к вашим слабым местам, чтобы вызвать у вас обиду), возмущение вашим бессовестным поведением, жалобы администрации тусовки и истерики. Если вы достаточно стабильно вызываете такое поведение, можно переходить в реальность.

В реальности есть дополнительные ограничения. Если в сети вы принципиально можете безнаказанно отсылать почти любые последовательности символов (изучите предварительно уголовный кодекс), то в реальности возникает опасность получить по морде физически. Это неприятно и обычно ощущается как ненужные издержки. Поэтому появляется необходимость в первую очередь оценить противника, и во вторую – убедить его подсознание, что давать вам по морде небезопасно. Впрочем, тренировочные конфликты на начальном уровне практически никогда не развиваются до такой амплитуды.

В порядке безопасности можно не инициировать конфликт самостоятельно, а лишь поддерживать предложенные. Те самые скандальные тетки, о которых так часто говорят все вокруг – всего лишь люди с постоянной потребностью выпустить лишнюю агрессию, и им будет только в радость найти противника, особенно достойного.

Впрочем, это я углубляюсь в детали. Если вам повезет найти наставника по темной стороне силы, то вы обязательно детально разберете стратегию, тактику и технику безопасности. В крайнем случае можете попробовать обратиться ко мне. Если не найдете – то, возможно, придется пару раз зализывать раны. 

Возвращаюсь к теме. Результатом этой тренировки будет способность в случае необходимости быстро форсировать энергию гнева и произвольно включить поток наружу. Естественно, в любом конфликте, еще до включения потока, вам следует определить, до какого уровня конфликта вы готовы буйствовать, не нанося себе вреда, и постоянно удерживать перед глазами это ограничение. Одновременно вам следует энергетически демонстрировать готовность разойтись куда серьезнее. Мне случалось наблюдать, как такая готовность сносит противника чуть ли не физически. Это тоже вопрос тренировки.

Как результат вы должны получить постоянный запас ярости, который вам не мешает, и умение дозировано и в любой нужный момент выпускать какую-то ее часть.

Не могу не вспомнить. Я какое-то время имел честь и удовольствие общаться с Аркадием Петровичем Егидесом – основателем отечественной практической психологии и большим мастером конфликтологии. Случилось так, что он постоянно относился ко мне очень благожелательно, но однажды я ненамеренно проявил некоторую неуместную непочтительность и… Аркадий Петрович преобразился. Я не знаю, как это передать словами и образами. Вообразите себе большого плюшевого медведя, который внезапно выставляет наружу гусеницы, пушку, счетверенный зенитный пулемет, реактивную установку, и еще фиг знает какие страшные штуки. Покрасовавшись активной броней и полязгав гусеницами, Аркадий Петрович непринужденно заправил все это обратно и продолжил общение. Меня поразило и порадовало, с какой легкостью и с минимальной эмоциональной включенностью он разворачивал такое тяжелое, с точки зрения обычного человека, вооружение.

Одновременно он вполне корректно объяснил мне, где я позволил себе лишнее, но в вашем случае конструктивное взаимодействие необязательно.

Вам требуется, повторюсь, осознанное управление энергией гнева: иметь запас, выпускать, когда надо и сколько надо, и показать, что у вас еще много.

Да, я понимаю, что обыватель, воспитанный в убеждении, что христианское смирение – это то, к чему он должен стремиться, может чувствовать себя обязанным никогда и нисколько пара не выпускать, но это редко достижимо в исполнении разве что флегматиков, и пользы не несет, а вот невроз образовать может.

Третья сложность – в устойчивости аффекта. Довольно часто встречаются люди злопамятные или, наоборот, отходчивые. В первом случае достаточно трудно выпустить достаточно пара, чтобы оставить конфликт в прошлом, во втором – выпустить достаточно пара, чтобы утилизировать конфликт.

Первый случай требует подбора формы выражения гнева, который исчерпал бы восприятие повода, как требующего отпора. Да, это месть. Тем, кому не нравится их мстительность, могу лишь предложить выбор: либо вы мстите, либо вынуждены ходить и портить себе жизнь перманентной обидой и злобой.

Второй случай требует более тонкого управления злостью, предъявляя гневу в момент его актуализации не случайный повод, а старый, отложенный про запас в карман.

Теперь о применении

Ну, во-первых, конечно, scandal – стандартный, традиционный способ разрешения разнообразных межличностных противоречий. Хорошо, когда ваш оппонент способен обойтись без него, но достаточно часто бывает, что и не способен. А если и способен, то показать клыки – все равно бывает эффективнее.

Во-вторых, агрессия дает вам энергию. Да, в случае необходимости вы можете подпитаться энергией ярости, получив бонусы к силе, выносливости, скорости, соображению, физиологическим ресурсам организма. В жизни всякое бывает, и есть вероятность, что вы вдруг будете вынуждены делать кому-то гадости. Может быть, серьезные гадости. Вплоть до смертоубийства. Если вы не профи, то дополнительные энергия и силы вам понадобятся.

В-третьих, вы становитесь очень мирным человеком. Просто потому, что прекращаете срываться на тех, кто под рукой. Зачем вам скандалить с миролюбивым, но недалеким начальством, которое может вас уволить от греха подальше, с родными, с которыми вам еще жить и жить, когда есть масса людей, готовых сцепиться языками (или интригами, если вам это нравится больше) в любой момент и с кем попало?

В-четвертых, человек, способный злиться, прочитывается другими агрессорами и исключается из числа потенциальных жертв, как опасный.

В-пятых, репутация человека, способного на серьезный отпор, защитит вас от мелких пакостей и обид.

Собственно, практически все. Вообще-то тема очень большая и богатая, почти каждый абзац можно было бы развить в отдельную главу, но… Как-нибудь потом.

Напоследок несколько советов:

Не всем хватает вербального конфликта. Я бы сказал, тех, кому не хватает, довольно много. Пользуйтесь дозволенными способами, например, секцией бокса, кикбоксинга, боев без правил, да много всего есть. В серьезных случаях придется подумать о наемной армии – легальном и социально одобряемом способе систематического убиения ближнего. Таких армий в мире существенно больше, чем одна, и все они не то, чтобы очень легко, но достаточно доступны для целеустремленного человека.

Для того, чтобы ваша опасность ощущалась, она должна быть более-менее реальной. Желательно обучиться хотя бы некоторым простейшим способам вывода противника из строя и отработать их до уверенного пользования. В вербальном конфликте полезно мысленно примериваться, каким методом вы можете прямо сейчас противника убить. Это удивительным образом (на самом деле вовсе не удивительным, но об этом я сейчас тоже не стану, я коснулся этой темы здесь: "Аура для психолога") улавливается оппонентом и оказывает свое действие.

Антагонистичное гневу переживание – смех. Хотите бездеятельно перестать злиться (мало ли, какие ситуации бывают) – посмотрите комедию или почитайте анекдоты.

Если вы – человек добрый, то не бойтесь кому-нибудь навредить своей злостью. Вы далеко, очень далеко не единственный источник зла, вреда и так далее. Более того, ваше добро тоже может оказаться вполне себе вредным. Иногда гораздо более вредным. Прямо сегодня, например, мы можем наблюдать, как из религиозных заблуждений массово продвигаются откровенно деструктивные тенденции и проекты. Если на футбольном поле среди агрессивных игроков вы будете вежливым и аккуратным, то на общем уровне травматизма это практически не скажется. Не бойтесь своего гнева. В управляемой форме он гораздо более безопасен для всех, включая вас, чем в неуправляемой.

 
Другие статьи по Темной Стороне Силы ЗДЕСЬ.

Комментарии

1. Игорь Бологов, Воскресенье, Май 07, 2017, 15:20:

Шикарный текст. Автор молодец. Я бы хотел стать Вашим учеником))


2. Иван Красников, Четверг, Май 11, 2017, 12:50:

И превзойти учителя!




Условия обработки персональных данных

© Александр Лебедев

Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи