Психолог Александр Лебедев

Темная сторона силы - Лень


Часто повторяют слова Фридриха Энгельса, что труд сделал из обезьяны человека.

Неправда.

Что человечного в кропотливых поисках еды, утомительном ползании по веткам за бананом, тяжком волочении убиенного крокодила за хвост? Да, любое животное, особенно осел или лошадь, весьма трудолюбиво, когда припрет. Но только когда обезьяна берет палку, чтобы не лезть за бананом, а сбить его с ветки, изобретает колесо, чтобы не волочь, а везти – вот тогда проявляется черта, отличающая разумное существо от животного: желание сделать поменьше, а получить как обычно или побольше. Главное для этой статьи – "сделать поменьше". О "получить побольше" написано в статье о жадности.

Все главные достижения цивилизации имели причиной лень, а целью – сократить потребное количество труда. Лень шить – швейная машинка. Лень стирать – стиральная. Лень писать – пишущая. Лень подметать – пылесос. Даже основные блага цивилизованного мира – водопровод и канализация – созданы из желания поменьше приносить и выносить.

И когда мне говорят, что лень – это плохо, я не плюю обманщику в наглую морду только потому, что лень.

Но увы, не все так просто и безоблачно. Почему же, почему постоянно, со всех сторон, от всех, по всем поводам слышны сожаления о том, что лень мешает, что не дает достичь успеха, подняться по карьерной лестнице, обеспечить достойную жизнь, встать на ноги, и так далее и тому подобное? Ведь и возразить-то нечего. Действительно, всякий раз, когда вместо ударного труда мы садимся на диван с книжкой (а братья и сестры наши меньшие – с сериалом или соцсетью), мы не успеваем сделать что-то полезное, что дало бы нам больше денег, уважения, перспектив…

И почему, в конце концов, эта самая лень действительно одолевает здорового человека? Почему коучи и бизнес-тренеры, с горящими от энтузиазма глазами проповедующие активное достижение успеха, еще не всех лентяев превратили в достойных участников социальной, бизнес- и прочей деятельности? Почему прилежные работники, на которых еще вчера держалось все дело, сегодня выгорают и исчезают на продолжительное и трудное лечение депрессий?

Что за напасть такая?

Ключевое слово вклинилось в самое начало этого текста. Нормальное животное активничает, только когда припрет. А пока не приперло – оно валяется. Даже не так: валя-а-ается. В лучшем случае – играет. У кого есть кошка или собака – не станут возражать.

Второе ключевое слово еще не прозвучало, и оно не так очевидно и не так коротко. И даже вообще не слово. Сейчас попробую его озвучить.

В Древней Греции водились философы. Они сидели, лежали, бродили и рассуждали об интересном. Им не надо было ходить на службу с девяти до шести. Еда росла на деревьях, вино не требовалось покупать в магазинах: достаточно было размять пару гроздей винограда и оставить на денек-другой. Климат позволял обходиться без отопления. Отдельные маргиналы умудрялись вообще жить в бочке. Могли себе позволить.

В менее солнечной части средневековой Европы тоже было не так уж плохо: крестьянин или мастеровой, работая часа по четыре в день, мог обеспечить большую семью из жены и кучи детишек. Я не шучу. Еще раз: люди не зависели от магазинов. Вы могли собственноручно вскопать землю, посадить лен, поливать его время от времени, затем выдернуть, вычесать, спрясть, соткать, раскроить и сшить. Да, процесс длительный, но и обновки не меняли каждый месяц.

Лопата, гребень, прялка, ткацкий станок и иголка служили поколениями, да и изготовленный сарафан иногда передавался от бабушки к внучке. А если уж не брать на себя все стадии процесса изготовления нужных вещей, а расплатиться с ремесленником, скажем, выращенной морковкой, – будет и того проще. Если вы помните, была такая легенда про Рип Ван Винкля, проспавшего сто лет и удивившегося, куда делись все его родные и знакомые, а вместо них – какие-то чужие люди? Вы вдумайтесь: человек продрых целый век, проснулся, и его не удивили ни одежда, ни техника, ни поведение, ни язык…

Довольно нормально было также, наскучив обществом, взвалить на телегу пожитки и умотать куда глаза глядят, в лес. Срубить избу, жить охотой, рыбалкой и собирательством. Потом, конечно, можно жениться, расплодиться и основать таким образом новую деревню, а то и будущий город.

Одному человеку никто не был надобен для того, чтобы выжить. В обществе всего лишь было легче это делать.

Не могу вспомнить автора книги об одном путешественнике. На ум приходят Дефо и Свифт, но проверил – не они. Там главный герой, собираясь в плавание, запасся не одеждой и патронами, но полотном для шитья рубашек, порохом, свинцом и пульницей (формой для литья пуль). Хотя можно и Дефо помянуть: Робинзон-то выжил один на острове, пусть даже ему и досталось волей автора множество полезных вещей с разбитых кораблей. И нельзя сказать, что он очень уж много трудился. Бывало, да, -- когда припирало.

Случается слышать жалобы молодых людей на предыдущее поколение, что летом задалбывает себя и детей работой на огороде, а осенью насильно раздает банки заготовок и мешки корнеплодов, которые все равно успевают испортиться раньше, чем их съедают. Смысл в том же самом – тяжкого труда на огороде слишком много для двоих, и даже для четверых.

Зачем я об этом так распространяюсь?

Дело в том, что сейчас никто не в состоянии взять и отправиться жить в одиночку в лес. По крайней мере так, чтобы не нарушить закон. Земля кому-то принадлежит. Если вы хотите, чтобы она принадлежала вам, ее требуется купить. И платить налог. Чтобы охотиться, нужна лицензия, и не одна. Чтобы ловить рыбу – тоже. Даже чтобы спилить дерево, надо просить разрешения настоящих хозяев земли. Да что там, платить придется и за воздух: если вам захочется поставить ветрогенератор мощнее определенного, вы окажетесь должны Росэнерго.

А уж если вы живете в городе, вы должны сразу  всем. За жилье, за воду, за другую воду, за отопление, за канализацию, за свет, за газ, за телефон, за другой телефон,  за интернет, за право работать, за каждый раз, когда вы при помощи банка перекладываете деньги из одного кармана в другой, за право обратиться к врачу, за иллюзорную возможность получать в старости пенсию…

В статье «Коку риса» я писал о том, что нынешние заработки не так уж отличаются от средневековых японских. Я слукавил. Не отличались бы, если бы не было всех перечисленных (и не только перечисленных) трат.

Государству гражданин нужен только если он участвует в государственной экономике. То есть продает свой труд (с участием государства) и покупает плоды труда других (с участием государства). И если между собой люди могли бы договориться бартером (отсылаю к замечательной повести Э.Ф.Рассела «И не осталось никого»), то государство и его структуры бартером не возьмут. Только деньгами. А чтобы у вас появились деньги, вам придется вступить в денежные отношения. Со всеми вытекающими: у вас останется средств только на еду, одежду и чуть-чуть на излишества. Любая развитая экономика построена на том, чтобы не оставлять гражданину больше необходимого (отдельные воры и мошенники – не в счет). Из этого, кстати, логично проистекает загадка века: падение рождаемости в развитых странах. А чего вы хотели? Я уже писал выше, что раньше трудящийся мог в одиночку содержать жену и кучу детей, а теперь-то ему едва хватает на себя одного. И для того, чтобы завести хотя бы единственного ребенка, сегодня уже оба родителя должны старательно вкалывать. Потому что дитя надо не только кормить, но и обеспечить всем «необходимым», что, слава нашей экономике, тоже стоит денег.

Итого, система построена таким образом, чтобы человека припирало трудиться гораздо больше, чем на то рассчитывала природа. Системе выгодно, чтобы он трудился больше. Чем больше, тем лучше. Пока не надорвется.

А это неестественно, непсихологично, нефизиологично! Это ведет к постоянному стрессу, неврозам, комплексам, фобиям, выгоранию. А чего ж вы хотели? Может, вы хотели бы бросить все и уехать в королевство Бутан пасти яков? Ан нет, в оба глаза и в оба уха система вам говорит и показыват, что это неправильно, что настоящая, правильная и хорошая жизнь – это такая, которая нужна системе: вам следует работать, работать, работать, учиться работать лучше, добиваться успеха, зарабатывать и тратить, зарабатывать и тратить! Тот, кто много зарабатывает – тот крут, а тот, кто много тратит – тот вообще вау! Успех – это активное потребление, а счастье – это когда купил в кредит нашу эксклюзивную новинку по вип-акции "три по цене двух".

И люди — бедные, наивные люди – ведутся. Джордж Оруэлл в гениальной книге «Скотный двор» вывел гиперответственного коня Боксера, надорвавшегося на работе аж до смерти во имя процветания фермы. Очень жалко лошадку, но многажды жалко жалких человеков, которые надрываются во имя не великой, а прямо-таки такой же жалкой и убогой цели: активного потребления, крутизны.

Нам говорят: трудись больше, старайся, и ты достигнешь славы. Но вспомните людей, составивших гордость России: Пушкин, Достоевский, Некрасов, Гоголь, Толстой, Тургенев, — их можно ещё долго перечислять. Все они были сплошь дворяне. То есть люди, которым не приходилось зарабатывать на хлеб, и которые занимались своим делом по желанию, в охотку, и количество еды у них на столе не зависело от вдохновения. А трудолюбивых рабочекрестьян, оставшихся в истории – раз-два и обчелся. Но вы трудитесь-трудитесь, да. Рано или поздно от вас произойдет homo prosperus – успешный человек, а как же.

Сейчас отдышусь и зайду еще с одной стороны.

 

На некоем форуме как-то завязалась дискуссия о том, кататься ли из Москвы в Питер в купе или в плацкарте. Западло ли тратить деньги за условно мягкую полку в крошечной каморке с тремя попутчиками, или западло трястись в общем вагоне со всяким быдлом. Дискуссия угасла после рассуждения, что каждый человек сам решает, заплатить ли ему день-другой относительного дискомфорта на работе (разница в цене билета – примерно дневной заработок) за 7 часов относительного комфорта в поезде, или потрястись вместе со всеми, а день использовать как-то поинтереснее.

Допустим, вы молоды и здоровы и доживете лет до 80. Это, круглым счетом, 20 000 дней. Предположим, что это валюта. Предположим, что вы готовы заплатить сколько-то дней дискомфорта за сколько-то дней комфорта. Какой курс считать нормальным? Обычный офисный планктон тратит в год 250 дней рутины, чтобы купить 20 дней «отдыха». Это стоит того? Это честный курс? Ладно, если считать все выходные, курс пять к двум – это нормально?

Беда-то еще в том, что эти 20 000 – ваши последние сбережения. Больше никогда не будет. Вообще. Если вы прожили день без пользы или удовольствия (а польза, между прочим – не что иное, как отсроченное удовольствие), то этот день вы потеряли навсегда.

В «Тысяче и одной ночи», кажется, есть анекдот о том, как три стервозные женщины поспорили, кто из них ловчее обманет своего мужа. Одна уговорила супруга, что он уже поужинал, и тот лег спать голодным, вторая смогла доказать мужу, что он одет, и он вышел на улицу голым, третья убедила своего, что он умер, и его понесли хоронить. Но решить, кто из них надул своего бедолагу качественне, они не смогли. Я уж не помню, обратились ли они сами разрешить спор, или их все же судили обиженные мужья, но смысл в том, что судьи признали самым пострадавшим первого мужа, который не поел. Потому что этого, именно этого самого ужина он уже не съест никогда.

И вот этот-то баланс, этот счет дням счастливым и дням, потраченным на погоню за иллюзией успеха, где-то в закоулках остатков здравого смысла, затерянных в подсознании, все-таки ведется. Каким-то очень задним числом человек понимает, что его надувают.  Какая-то не поддавшаяся на конформистские иллюзии субличность пытается остановить преемника коня Боксера: «Дурашка! Ты что делаешь? Зачем? Остановись, этот дивный вечер уходит безвозвратно!»

Человек, если он не полностью глух, время от времени пробивается этим вопросом: «Что я? Кто я? Зачем я живу? Зачем это все? На фига я тут кручусь? Почему моя жизнь так сера? Вроде и телик купил, и тачку, и телефон модный, а все равно что-то не так, все равно я не так счастлив, как владельцы всего этого барахла из рекламы…»

А если здравомыслящая субличность достаточно сильна, то вместо ударного труда тот же человек занимается ерундой. То есть живет в свое удовольствие. И как нормальная социальная личность комплексует по поводу своего недостойного поведения, своей лени.

Собственно, в этом и проблема. Если человеку приперло (или вдруг захотелось) и он пашет как вол, в предвкушении результата – все в порядке, он в гармонии. Приперло – делаем. Если не приперло, и он в свое удовольствие валяется на диване (лучше бы на лужайке) – тоже нормально. А вот когда он валяется и страдает по этому поводу, или когда пашет и страдает по этому поводу – это разрушительный внутренний конфликт. Причем один и тот же. 

Что с этим делать.

То же, что и обычно – договариваться.

У вас есть две стороны: сознание, которое уверено, что надо делать то же самое, что делают все, и чего от вас ждет общество, а не заниматься ерундой, и субличность, которая тоже считает, что знает лучше, и что надо жить в удовольствие, в охотку, и не заниматься всякой другой ерундой.

Для того, чтобы они помирились, прищли к консенсусу или хотя бы к компромиссу, вам придется сделать две очень непростые вещи:

  1. Понять, что вам от жизни надо. Причем на уровне потребностей, а не на уровне товаров. Ваша лень не поймет, что вам так нужен новый телефончик. Люди тысячелетиями жили вообще без них. И не поймет, зачем вам понтоваться перед барышнями таким дорогостоящим образом, как автомобиль. Обаятельная улыбка обойдется вам всего-то в актерские курсы, а толку – куда больше.

Вам нужно четко знать, что в вашей жизни для вас является важным, а что – нет. Причем в форме ощущений.  Без этого ничего не выйдет.

Тема эта большая и сложная, я кратко осветил ее в набросках к одному специфическому циклу занятий «Демиургия для чайников», и не готов здесь и сейчас  распространяться по этому поводу более подробно. Если есть затруднения – обратитесь ко мне, помогу.

  1. Научиться отказываться от того, что не вошло в пункт 1. Вам придется пойти поперек общества, а то и поменять окружение, потому что вас не будут понимать.

Я уехал из Москвы и осел в Питере в том числе и потому, что в монетарно ориентированной, меркантильной Москве люди смотрели на меня с недоумением: как это я зарабатываю меньше, чем могу, ополоумел, что ли? Питер оказался гораздо более толерантным в этом смысле.

Технически я бы посоветовал какое-то значительное время (единицы недель или месяцев) провести в крайне суровой обстановке, только-только пригодной для поддержания жизни – в монастыре, в уединении на дикой природе, в нищей стране без привезенных накоплений, что-то в этом роде. Требует смелости, да. Но зато перетерпев ломку по капуччино, бигмакам, интернету и горячей воде, привыкнув жить безо всего, вы гораздо легче отделите необходимое от привычного. 

 

Только после этого вы сможете более-менее надежно принимать осознанные решения относительно того, куда деть день (или неделю, месяц, год) – провести его с кайфом или вложить его в кайф будущий, пусть даже таким длительным и противоестественным способом, как пойти на работу, заняться какой-то фигней, получить деньги, и на вырученные деньги купить сколько-нибудь дней какой-нибудь конкретной радости.

Надо отдавать себе отчет, что лень – это нормальное стремление души к счастью, или хотя бы к комфорту. И если homo piger (человек ленивый) внутри вас не дает вам напряженно мчаться к свершениям, значит он не верит, что эти свершения приведут вас к счастью, радости, комфорту.

Вы же сами прекрасно знаете: если вы уверены  том, что вот-вот получите то, что вам действительно нужно, то вас не остановит даже полоса препятствий.

Поэтому не надо считать лень болезнью, как вам пытаются внушить хитроумные продавцы всего. Это самая что ни на есть здоровая суть нормального человека. Просто не верит она в рекламу, не верит, что срочная покупка самолучшего гаджета или наимоднейшей тряпки сделает вас счастливым. И правильно не верит.

Если уж вас, несмотря на исполненные два вышеприведенных пункта, все же настиг конфликт prosperus и  piger, единственный способ – сесть и разобраться, точно ли оно вам нужно, и точно ли случится катастрофа, если вы этого не сделаете, и точно ли нельзя этого же (не товара, а целевого внутреннего ощущения) достичь каким-нибудь более простым способом – то есть не прыгать, как макака, а взять палку.

 

Ну и в порядке заключительной морали: лень – это то, что защищает вас от рватия зада по дурацким поводам, то, что не дает вам жертвовать радостью ради товаров, то, что мешает вам тратить вашу жизнь на потеху торговцам.

Цените, любите, пользуйтесь.


Другие статьи по Темной Стороне Силы ЗДЕСЬ.

Комментарии

Нет комментариев.



Условия обработки персональных данных

© Александр Лебедев

Главная      Задать вопрос


Поделиться:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Воспроизведение всех текстов в сети разрешено при наличии активной ссылки на первоисточник в подписи